Главный по «бестужевцам»

Опубликовано:
2018-12-23 17:38:00

Директор Русского драмтеатра  о «Золотой Маске», новом здании и зарабатывании денег.

22 декабря Государственный Русский драматический театр отмечает 90-летие. Из них 20 лет им руководит директор, заслуженный работник культуры Бурятии и России Петр Степанов.

В 1998 году он возглавил "бестужевцев", пообещав им собственный дом и сдержал слово. На тот момент театральный коллектив уже как 35 лет ютился в учебном театре при ВСГАКИ. Сегодня же труппа расположилась в одном из самых современных театральных зданий, которое по оснащенности театральной техникой и оборудованием считается одним из передовых. В нем два зрительных зала, рассчитанных на 640 и 90 мест, большая и малая сцены, несколько репетиционных залов, тренажерный зал, собственная типография и студия звукозаписи. Коллектив насчитывает около 180 человек, из них 39 – труппа театра, в которой есть и народные и заслуженные артисты России и Бурятии.

Накануне юбилея театра мы встретились с Петром Григорьевичем и поговорили о трудностях работы, планах директора ГРДТ и что он ждет от Года театра, объявленного в России в 2019 году.

"Есть большая надежда, что будет повышена ответственность, как нас, театральных работников, так и зрителей. А еще надежда на то, что будут выделены дополнительные субсидии. Потому что, чтобы ни говорили, финансирования все равно не хватает. Коллективу нужно принимать участие в фестивалях, чтобы получать профессиональную оценку, ездить на гастроли – это, как глоток свежего воздуха для артистов. И конечно, есть надежда все-таки пройти на "Золотую маску" в Год театра", – говорит Петр Степанов.

Четыре года Русский драмтеатр с разными спектаклями "Фронтовичка", "Дежавю", "Преступление и наказание", "Осенний марафон", "Ричард III" входил в лонг-листы театральной премии разных лет. Это достижения за последние годы, когда у театра появился молодой и сильный творческий лидер Сергей Левицкий.

А Петр Степанов работал в Русском драмтеатре и рабочим сцены, и осветителем. Практически сразу после окончания школы он пришел в директору театра и попросился артистом во вспомогательный состав.

"Определился с выбором еще в 9 классе. Актриса Русского драмтеатра вела у нас драмкружок, она увидела во мне творческие задатки и ставила меня на главные роли. Тогда я ей сказал, что буду артистом. Но сразу не пошел в институт, и это было осознанно. Я сразу захотел стать артистом. Пришел к директору театра – Анатолию Александрову – и сказал: "Возьмите меня артистом на роли второго плана "кушать подано". А я, мол, там покажу, чего стою. А он засмеялся и говорит: "А ты поработай у нас монтировщиком, посмотри театр изнутри, вдруг разочаруешься". И я пошел. Потом проявил интерес к осветительному цеху, работал осветителем".

А дальше был осознанный выбор профессии, Академия культуры и искусств, где Петр Степанов проявлял лидерские качества. После института шесть лет он работал художественным руководителем городского парка культуры и отдыха. Затем был небольшой период в должности режиссера-постановщика театра кукол. И снова в Городском парке культуры и отдыха, но уже в должности директора. Затем он стал заведующим отделом культуры Улан-Удэнского исполнительного комитета Совета народных депутатов, директором Городского объединения парков культуры, заместителем директора Бурятской филармонии.

Но театр, по собственному признанию, – его жизнь. На вопрос: "Что самое сложное в вашей профессии", Петр Степанов, не задумываясь и смеясь, отвечает: "Зарабатывание денег". А не шутя, уже говорит, что не отделяет мелкие вопросы от крупных. И если есть проблема, вне зависимости от ее размера и значения, ее надо решать. "И радуешься, когда достигаешь результата".

Управлять таким большим коллективом ему помогает индивидуальный подход к каждому сотруднику.

"Мое стойкое убеждение – не грести всех под одну гребенку. Нужно индивидуально подходить к каждому, тем более к объединению таких разных творческих людей. Понять, познать человека, и уже от его личных качеств общаться с ним. И через познание индивидуально каждого и всего коллектива стараюсь работать. Получается или нет, не мне судить".

Чем он гордится больше всего – так это зданием ГРДТ, которое ему удалось построить, обив не один порог.

"Это действительно вопрос долгий и сложный. В 1998 году я дал слово коллективу, что мы построим новое здание. Естественно эта фраза была поднята на смех, потом что все говорили, все обещали. Более того, был даже разработан проект. И слава Богу, что этот проект не состоялся. Место дислокации было очень неудобное с точки зрения здоровья коллектива, загазованное. И само здание было кондовое и нетеатральное".

В 2002 году утвердили техническое обоснование другого проекта – а это и картинка, и примерная планировка, и ориентировочная сумма общего строительства. Его успешно защитили в Москве, но строится начали только в 2007 году. А до этого было множество поездок в столицу, обивание чиновничьих порогов в поисках финансирования.

"Были даже такие фразы: "Не ходи, не топчи, тебе ничего не дадут, слишком огромная сумма". Я про этих людей сразу забывал, кто искренне помогал, к тем приходил. Был один эпизод. Помню был телемост с Михаилом Швыдким. Как-то так получилось, что я прорвался к микрофону и рассказал о нашей проблеме, что Русский театр много лет без своего здания. И тогда оказалось, что он в курсе, он дал поручение нашему министру подготовить документы. Мы подготовили, я повез их в Москву, отдал. И в последний день заскочил в министерство. А мне говорят: "Ваши документы не приняты". Там какая-то формальная ошибка. Я расстроился, так как последний день. Зашел к заместителю министра и говорю: "Все, опять зря прилетел". А он мне: "Никогда не говори "зря". Ты открываешь двери и маячишь – "я ваша проблема". Я тогда неосознанно отнесся к этой фразе. И настал период, когда мы въехали под собственную крышу, к нам приехала большая делегация, в том числе и тот замминистра. Он подходит ко мне, обнимает и на ухо говорит: "Ну что? Домаячил?"

В следующем году исполнится 10 лет, как театр живет в собственном доме. Имеет собственную сцену, просторное и красивое помещение – театр, которым восхищаются приезжие артисты.

Отвечая на вопрос, чему научила его работа в театре, Петр Степанов отвечает: "Терпению. Я раньше был очень невыдержанный человек, мог вспылить, эмоционально отреагировать. А театр научил терпеть. Провалы, неудачи, несправедливость. А ее было предостаточно. Как в отношении лично себя, так и в отношении ко всему коллективу".

Сегодня директор видит театр, безусловно, современным, активно развивающимся, гастролирующим и сохраняющим незыблемые театральные традиции. Вообще сохранение не столько традиций, сколько памяти для Петра Степанова стало ключевым в его руководстве. По его инициативе в 1998 году началась работа над книгой, посвященной истории театра. Автор, историк театра Елена Гильмулина презентовала ее буквально на днях. Ему принадлежит идея создания проекта "Память", направленного на увековечивание тех имен, кто отдал служению родному театру многие годы. В память об артистах устанавливаются мемориальные доски, а знаковые юбилеи никогда не остаются без внимания.

"Это важно, чтобы о людях, кто внес достойный вклад в творческое становление коллектива и развитие театрального искусства Бурятии, помнили. Поэтому в нашем театральном музее мы сделали картинную галерею. Здесь висят живописные портреты наших знаменитых актеров, режиссеров, художников кисти художника Олега Козлова, написанные по фото".

Чем занимается Петр Степанов за пределами директорского кабинета? По его словам, главное увлечение – охота и рыбалка. Оставшись наедине с природой, его все равно не отпускают мысли о работе.

"Говорят, охота и рыбалка – это не хобби, а диагноз. Без них я не представляю своей жизни. Во-первых, это адреналин. А во-вторых, много хорошего, что вы здесь видите, что воплощено в театре, было придумано как раз во время "засидки" или на льду. И красота неимоверная. Тайга, закат солнца, таежные звуки, подход зверя..."

О планах Петр Степанов говорит расплывчато: "Будет день – будет пища", но мыслей о "Золотой маске" не оставляет.

 

Варвара Стрельцова для «Номер один», 23.12.2018