Касса +7 (3012) 23-50-10

Лиана Щетилина: «Это не просто работа, это мой способ чувствовать себя живой»

27 и 28 июня 2018 года Государственный русский драматический театр им. Н.А. Бестужева представит на суд зрителя комедию режиссера Тадаса Монтримаса «Перед потопом» по пьесе братьев Пресняковых, где одну из главных женских ролей исполнит актриса Лиана Щетилина. Красивая блондинка хорошо знакома постоянному театральному зрителю нашего города по спектаклям «Три сестры», «Бесконечный апрель», «Фронтовичка», «Эти свободные бабочки», «Пьяные». Долгое время Лиана не принимала участие в спектаклях в связи с рождением ребенка. Наше издание встретилось с ней, чтобы узнать подробности подготовки к премьере, а также поговорить о ее впечатлениях от возвращения в профессию.

– Как декретный отпуск повлиял на Ваше творчество?

– Мое отсутствие в профессии похоже на голодание. Сейчас я буквально жажду работы, потому что соскучилась по ритму, по энергии, по драйву. Во время декрета я очень переживала, было ощущение, что пока я сижу дома с детьми, жизнь проносится мимо меня. Все усугублялось еще и тем, что в жизни театра в этот период происходили замечательные события, в которых я не могла принимать участие. За эти несколько лет были поставлены интересные спектакли, прошли гастроли в Москве, Санкт-Петербурге, Новосибирске, Калининграде и других городах. Конечно, я завидовала ребятам, и мне ужасно хотелось как можно быстрее выйти на работу. Но если говорить честно, именно эта пауза дала мне возможность заглянуть внутрь себя и понять, что я на своём месте и занимаюсь своим делом. Если раньше бывали моменты, когда я спрашивала себя: «А тем ли я занимаюсь?», то за время декрета все сомнения отпали. Я бегу в театр, потому что это не просто работа, это мой способ чувствовать себя живой.

Изменился ли театр за время Вашего отсутствия?

– Конечно изменился, театр – живой организм, он растёт, меняется, развивается. Но я вернулась в свой родной коллектив, где меня ждали, поэтому мне было куда легче, чем скажем тому, кто пришел в коллектив впервые. Хотя, мне, как и новым артистам, нужно постоянно доказывать, что я имею право выходить на сцену. Для меня важно, с чем зритель уйдёт после спектакля, смогла ли я дотронуться до его души. Возможно, это звучит пафосно, но я так чувствую. А это не всегда легко сделать – это сложнейший процесс: и твоя внутренняя работа, и совместная работа с режиссером, и соединение энергий твоей, зрителя...

– Что Вы цените больше всего в режиссерах театра?

– Я ценю в режиссерах энергию и способность заражать этой энергией других. Когда он точно знает, чего он хочет, про что он ставит и что ты должен делать на площадке. Это подкупает меня абсолютно. Я по своей актерской натуре «пластилин». Мне комфортнее, когда режиссер точно знает, куда он меня ведет. Человеком с такой энергетикой для меня является Сергей Левицкий, наш художественный руководитель, с которым мне посчастливилось работать над спектаклями «Фронтовичка» и «Приключения Чиполлино, или Тайна загадочного письма». А на днях мы выпустили детский спектакль «Попугайчик Пай», где режиссёром был Аюр Доржиев, артист театра, и хочу сказать, что его энергии хватило бы на три спектакля (улыбается). Но бывает и такое, что режиссеру только кажется, что он знает, куда он тебя ведет, а ты думаешь: «Да нет, это не то!», и тогда артист начинает бороться за свою роль. Я пока так не умею, но надеюсь научиться. Как я заметила, именно совместный поиск образа, пусть и конфронтационный, как правило, хорошо отражается на творческом процессе. В такой борьбе, которая не должна переходить на личности, всегда вычленяется что-то ценное. Новым опытом после моего возвращения в театр стала работа с режиссером Тадасом Монтримасом, которого я практически не знала. Говорю практически, потому что во время декретного отпуска, меня вводили вместо актрисы Лизы Михайловой в спектакль «Пьяные», который поставил Тадас. Лучше я его узнала только сейчас, когда началась работа над спектаклем «Перед потопом». Тадас очень подробный режиссер. Для него очень важно, чтобы ты понял своего персонажа и докопался до его сути. Режиссеров такого склада я называю режиссер-педагог. А это значит, что он будет задавать тебе вопросы, касающиеся твоей роли, будет давать задания. И такой подход выльется в кропотливую и сложную работу над ролью. И это интересно.

– Расскажите подробнее о спектакле «Перед потопом» и о своей роли?

– «Перед Потопом» – пьеса современных драматургов братьев Пресняковых. По сюжету мужчина по имени Йон покупает чипсы, а продавец уверяет его, что, купив их, он выиграет яхту и на ней сможет выжить после грядущего потопа, спасти свою семью и животных. Каждой твари по паре. То есть это переложение библейской истории на современный лад, на сегодняшние реалии. Я как раз играю вторую жену Йона и пантеру в зоопарке. Интригующе? Если говорить о спектакле, который мы готовим, то он, пожалуй, вызовет неоднозначные эмоции, потому что кого-то он заставит посмотреть на себя со стороны, а это не всегда приятно. Вернее, на наше современное общество, которое и без потопа уже утонуло в бесконечном информационное мусоре, в страсти к потребительству, в собственном эгоизме. Братья Пресняковы ставят перед режиссером, нами и зрителями множество вопросов. А есть ли в человечестве хоть кто-то, достойный спастись? Что сегодня происходит с миром? Есть ли у нас будущее? Ведь мы живем и не задумываемся, что может случиться уже завтра. Живем так, как будто это завтра у нас всегда есть в запасе. А вдруг нет?...

Когда мы начали разбираться в пьесе, то стали копаться в том, что сегодня происходит в мире. К примеру, в ходе репетиций одним из моих заданий было изучить музыку, которую слушают подростки, чтобы лучше понять, о чём они думают, чем живут. Если честно, у меня волосы встали дыбом, когда я слушала современную подростковую музыку. Я тогда подумала, что мир действительно не спасти. Правда потом вспомнила, что сама слушала в четырнадцать лет, и выдохнула (смеется). Но хочу сказать, что несмотря на всю философичность и притчевость истории, это очень современный спектакль, рассказанный с неподражаемым юмором. То есть пусть зритель не боится прийти и увязнуть в философских размышлениях: здесь много юмора, он динамичный, острый и очень жизненный. А еще мне кажется, в нем есть надежда, что все еще можно изменить и исправить. Вообще в любой жизненной ситуации я всегда надеюсь на лучшее. Наверное, суть в том, что путь спасения для каждого индивидуален.

– Что для Вас является самым сложным и самым волнительным в актерской профессии?

– Сейчас для меня самое сложное – это научиться расслабляться на сцене. Когда я только пришла в театр, мне говорили: «Отпусти себя! Расслабься!», и я чуть ли не 10 лет не могла понять, чего от меня хотят. И только недавно я поняла, в чем собственно дело. Раньше я постоянно думала о том, что подумают обо мне другие, что они про меня скажут и какого будут обо мне мнения. И это меня сковывало. Теперь же я говорю себе: «Расслабься и иди! Посылай свою энергетику!». И стараюсь просто расслабиться и жить. А самое волнительное – это когда получаешь отдачу от зала. Когда выходишь на сцену и понимаешь, что зрители тебя слушают, они замирают, плачут, смеются, глядя на тебя. Ведь все мы, по сути, носим какие-то маски и бронежилеты. И когда через них ты пробиваешься внутрь, в самую душу, и эта душа раскрывается – это потрясающе. И неважно, кто сейчас перед тобой в зале. Будь то ребенок с чистой, светлой и позитивной энергетикой, или взрослый человек с своими сложными чувствами.

 

Михаил Крылов, «ТВ-программа» от 06.06.2018

Опубликовано:
2018-06-09 12:08:00