Касса +7 (3012) 23-50-10

Пьеса о нас

В новой постановке Русдрама можно прочитать политический подтекст.

24 и 25 марта Русский драматический театр представил новую постановку «Волки и овцы» по известной пьесе Александра Островского. Как попал режиссер спектакля Андрей Калинин в Улан-Удэ, почему женскую роль играет мужчина и все ли люди делятся на «волков» и «овец», узнавал «Номер один».

Вечные вопросы

«Для режиссера Андрея Калинина пьеса А. Н.Островского – это возможность поговорить с актерами, зрителями и самим собой о природе зла. Откуда оно проникает в умы людей и почему, найдя благодатную почву, произрастает подлыми замыслами и поступками? Где берет начало эта неискоренимая злоба, способная выжечь в сердце все хорошее, что только есть, и оставить после себя пустоту?» – комментируют в Русском драматическом театре.

Пьесе «Волки и овцы» 143 года. Время идет, а все эти вопросы остаются прежними. «Я не знаю ответ. В постановке я ставлю вопрос и сам пытаюсь понять, найти ответ. Если бы я его знал, то никаких постановок не было бы», – говорит режиссер спектакля.

Андрей Калинин приехал в Улан-Удэ из Санкт-Петербурга. «Волки и овцы» – его пятая режиссерская работа. Как оказалось, этот спектакль он планировал ставить в другом городе, но из-за переноса сроков «Волки и овцы» обрели свой дом в Улан-Удэ. «Я очень рад, что постановка реализована здесь, в вашем театре, а не где-то еще», – говорит Андрей Калинин.

Перед зрителями предстает пустое, темное пространство. Оно словно условная площадка, где все возникает из ниоткуда и исчезает в никуда. Или сознание человека, в котором появляются и уходят мысли. Или пустота души героев, в которых нет ничего светлого.

Режиссер подчеркивает эту условность и шаткость многофункциональностью пространства: в стене может появиться дверь или окно. За дверью может находиться кабак, а может и платяной шкаф. Ограждение может быть красивым забором в усадьбе, а может и ограждением в зале суда.

Режиссер использует сцену для отражения состояния героев, усиливает эффект от происходящего. Центром этого пространства является светящаяся надпись «Вот он», которая вызывает ассоциации со «светом в конце тоннеля», хотя такая интерпретация достаточно пошлая и вряд ли может быть правдой.

Для начала зрителям показывают общую картину – российскую действительность с ее алкоголизмом, насилием и дурью. Вообще пьеса достаточно проста по сюжету и замыслу. И,  несмотря на «тяжесть» темы и царящую на сцене темноту, она комична и легка по восприятию.

В этом, конечно, заслуга режиссера, который смог изложить вечную классику современным языком. И хотя костюмы героев и обстановка соответствуют времени, в котором происходит действие сюжета, здесь не увидеть скучной и затхлой тягомотины, с которой ассоциируется произведение.

«Некоторые процессуальные моменты добавлял, есть и режиссерские ходы – это не совсем тот текст, который написан Островским, – говорит Андрей Калинин. – Да, я в него влез». И все же Андрей Калинин не отходит от текста пьесы, немного его сократив.

Оригинальный ход

Еще до премьеры улан-удэнцев будоражил вопрос, как же будет выглядеть мужчина, исполняя женскую роль. Ведь на главную роль Меропии Давыдовны Мурзавецкой в спектакле режиссер утвердил заслуженного артиста Бурятии Леонида Иванова.

«Я с самого начала так ее увидел, читал, как относился Островский к женщинам, и почему Мурзавецкая такая жесткая, и мне показалось, что будет лучше, если эту роль сыграет мужчина. Ведь в ней нет ничего женского. И я не просил играть женщину», – комментирует свой выбор Андрей Калинин.

«Как я отреагировал? Мысли были разные, – признается Леонид Иванов. – Я не знал, чего хочет режиссер. Сомневался, предлагал Олега Петелина, мне казалось, что он больше баба, чем я (смеется). Но режиссер не требовал от меня женских повадок. Да там женского давно ничего нет, только физиология, а внутреннее состояние давно не женское. Психика Мурзавецкой – схватить, урвать, задавить».

Исполнителя роли Мурзавецкой Андрей Калинин выбирал между Леонидом Ивановым, Евгением Винокуровым и Сергеем Васильевым. «Я мягкий человек, не злой, не «волк», – говорит Леонид Иванов. – В этом отношении есть сложность, но режиссер и не хотел, чтобы Мурзавецкая была полностью жесткой».

Как признается актер, походив на каблуках, он теперь понимает всех женщин мира: «Это ужас какой-то! Снять каблуки для меня было таким наслаждением! Все пальцы от них болят». Актер надеется, что эта женская роль будет первой и последней в его жизни.

С режиссером же Леониду Иванову работалось хорошо: «Сочиняет интересно, мелодрамами не занимается, ставит жестко свою позицию. И он слышит музыку в речи, в том, что происходит на сцене, – музыкальный режиссер. В этом есть сложность, недопонимание, потому что нас учили по-другому, нам запрещали интонировать. Андрею же надо наоборот – музыку».

В пьесе Островского много смыслов. Можно, например, провести параллели между событиями, происходящими на сцене, с прошедшими президентскими выборами. И здесь характерной выступает роль Беркутова, который не нарушил ни одного закона, но оказался самым жестоким из всех «волков». Примечателен и образ толпы, движущейся безвольно и бесцельно, словно стадо овец.

Над всем происходящим возвышается огромная статуя – несовершенная копия Давида Микеланджело, которую Купавина установила, мечтая о любви. Спектакль заканчивается тем, что эта статуя падает вниз головой.

А весь этот балаган торжественно уходит в дверь, над которой светится табличка «Вот он». Похоже, это и есть выход.

 

Екатерина Лонская, «Номер один».

Опубликовано:
2018-04-02 15:36:00