Касса +7 (3012) 23-50-10

Станислав Немчинов: Я всем сердцем люблю театр и все, что с ним связано!

23 и 24 ноября в театре им. Н.А. Бестужева первая премьера 90-го театрального сезона – комедия-шутка в постановке Сергея Левицкого – «Смерть Тарелкина» по мотивам пьесы Александра Сухово-Кобылина. Одну из ролей в ней играет Станислав Немчинов, в чьем багаже более тридцати театральных работ, среди которых полюбившиеся нашим горожанам роли: Андрея Прозорова в чеховских «Трех сестрах», мотоциклиста Ильи во «Фронтовичке», Габриэля в «Пьяных», лорда Хестингса в «Ричарде III», Лыняева в «Волках и овцах» и многие другие. Мы встретились с артистом, чтобы поговорить о постановке, его прошлом, настоящем и будущем.

- Когда ты впервые столкнулся с актерской средой?

- Моя любовь к сцене пробудилась только в юношеском возрасте. А до этого мечтал стать офицером и даже начал готовится к этой службе. Но судьба распорядилась иначе. В старших классах я получил серьезную травму, после которой о карьере военного можно было забыть. И все в тех же старших классах меня стали задействовать в школьных постановках, где я впервые начал играть самостоятельные роли и вообще попробовал театральную профессию, что называется, «на вкус». Затем был «Дом творчества». Когда же пришло время выбирать будущую профессию, я решил попасть на курс к Анатолию Борисовичу Баскакову, но сделать это не представилось возможным, по той простой причине, что свой курс он набрал за год до моего поступления. Тогда я по совету друзей отправился поступать в Дальневосточную государственную академию искусств, по окончании которой вернулся в родной город.

- Не жалеешь, что выбрал именно это призвание, или все еще видишь себя в военной форме?

- Я верю, что все то, что с нами происходит, имеет какой-то смысл и случается не просто так. Значит, так было суждено, чтобы я выбрал именно это поприще. Ну, как еще отвернуть меня от военного ремесла? Наверное, только подпортив здоровье (смеется). Я верю в знаки, которые подает нам Судьба. Как-то раз, будучи ребенком, я присутствовал на обряде, который проводила старая шаманка для моего дяди, которому врачи диагностировали рак головного мозга. Когда обряд завершился, все присутствующие стали обращаться к ней с личными вопросами. А я рассказал ей о том, что хочу стать военным. Она же сказала, что не видит меня военным, но зато видит… в военной форме! Она даже сама тогда удивилась этому видению. Отгадка пришла спустя много лет, когда я принял участие в своем первом спектакле на военную тему и вышел на сцену в военной форме. Как после такого не поверить в свое предназначение. А раз так, то и жалеть о том, кем я не стал, не стоит. Тем-более, что я всем сердцем люблю театр и все, что с ним связано. Кстати, рак головного мозга у моего дяди после проведенного шаманского обряда, бесследно исчез, и он прожил еще 13 лет, вместо отмеренных ему врачами месяца-двух. Вот так-то!

- Значит, наверняка, ты веришь в театральные приметы. Какими из них ты пользуешься?

- Каких-то особых правил я не придерживаюсь. Бывает, что на репетиции, когда я волнуюсь или хочу сосредоточиться, я могу приложить ладонь к сцене, чтобы согнать свое волнение. Может, еще как-то реагирую на ситуации, которые происходят на репетициях и во время спектакля, и могу совершить какие-то манипуляции, но я на них не зацикливаюсь и «во главу угла» в своей театральной жизни не ставлю. Если ты искренне, честно и открыто делаешь свое дело, то тебе не надо задумываться о том, с какой ноги переступать театральный порог (улыбается). И это относится не только к театру, а ко всему, с чем только сталкивается в своей жизни человек.

- Ты – кипучая натура?

- Считаю, что да. Мне редко когда удается усидеть на месте. Казалось бы, что заниматься чем-то кроме театра, которому ты отдаешь по 10-12 часов шесть дней в неделю, уже не возможно, а если еще учесть, что я женат и имею троих детей, то и вообще нереально, но я так, все же, не считаю и реализую себя и в других сферах. Например, в бизнесе. И я не знаю к чему больше приписать эту кипучесть. То ли к тому, что мне всегда приходилось за что-то бороться в жизни: за здоровье, счастье и в целом за существование, то ли к особенностям характера, благодаря которым я, с некоторой легкостью, иду по жизни. Я всегда старался не помнить обид и не скатываться до уныния. Когда падал, то всегда поднимался. Я всегда думал о своем будущем, которое старался всегда хоть мало-мальски планировать, чтобы в будущем увидеть то же, что увидел классик, пишущий: «Я вижу свободу, я вижу, как я и дети мои становимся свободны от праздности, от квасу, от гуся с капустой, от сна после обеда, от подлого тунеядства...»(Чехов «Три сестры» – прим. ред.). И поэтому, идя от одной цели к другой, я всегда радуюсь жизни.

- Скажи, что, прежде всего, необходимо для счастья?

- Прежде всего, необходимо здоровье. Оно станет тем самым фундаментом, на котором выстроится все то, от чего большинство людей бывают счастливы. Ведь все мы хотим практически одного: быть любимыми, успешными, чтобы дети росли порядочными людьми, чтобы «дом – полная чаша». А на осуществление этого необходимо время. Будет человек здоров – проживет долго и многое успеет. И сделает все он без суеты и спешки, обстоятельно и прочно. Если же век будет коротким, то, как ни «рви жилы», а не успеешь сделать даже и половины намеченного. Поэтому, я часто желаю людям именно здоровья.

- Твоя профессия как-то помогает в обычной жизни?

- Очень даже помогает. Но не в получении каких-то дополнительных благ, а в том, что она оберегает меня от многих жизненных ошибок. Ведь когда ты осваиваешь новую роль, то примериваешь на себя тот или иной тип личности и изучаешь его, проникаешься им. А позже точно такой же персонаж может тебе встретиться в компании друзей, на улице, в деловых кругах. И глядя на него уже становится ясно, чего можно от него ожидать. Актер, он тот же психолог. Да и с людьми налаживать контакт становится легче. Помогают те коммуникативные навыки, которые были развиты именно благодаря моей профессии.

- Расскажи о новой театральной постановке, в которой ты участвуешь.

- «Смерть Тарелкина» – это остроактуальная вещь. Написана Александром Сухово-Кобылиным ровно 150 лет назад. При том, что у автора это трилогия, есть еще две пьесы с этими же героями, но мы и взяли, и ориентируемся только на одну – «Смерть Тарелкина». Автор так же, как и Гоголь и Салтыков-Щедрин, предлагает нам сатиру на бюрократию, чиновничество, взятки, людские глупость и жадность, стремление к власти. Пьеса о человеке, который отвечает абсурдом на абсурдные обстоятельства жизни. Тарелкин решает похоронить самого себя, чтобы избавиться от кредиторов, и сам же становится жертвой – жертвой этих самых обстоятельств и полицейских, объявивших его вурдалаком. Он просто беззащитен перед этим абсурдом, потому что у него нет денег, достаточных связей и властных покровителей. По сути, это история про маленького человека. Я в ней играю частного пристава Оха, который пользуется своими полномочиями в корыстных целях и способствует беззаконию.

 

Михаил Крылов, "ТВ-программ", 19.11.2018

Опубликовано:
2018-11-19 12:58:00