Касса +7 (3012) 23-50-10

Зрители Русдрамы "опьянели"

Быт и романтика, маты и тема религии – пьеса Вырыпаева никого не оставила равнодушным.

Почти год назад в Русском драматическом театре произошло событие, кардинально изменившее состояние театра – художественным руководителем был назначен мало известный широкой публике молодой режиссер Сергей Левицкий. Сейчас Русдрам завершает свой театральный сезон, проведенный с новым худруком, новыми постановками и совершенно новым опытом, как для артистов, так и для зрителей.

При этом завершает премьерой, созданной не Сергеем Левицким, а новым лицом в театре – режиссером Тадасом Монтримасом (Литва).

Что ни спектакль – сенсация

Практически каждая постановка Русдрама в уходящем театральном сезоне становилась сенсацией, приковывала внимание и достигла своего пика на спектакле-бродилке «Преступление и наказание», когда из-за небывалого ажиотажа билеты были распроданы за считаные дни. Тогда же театр достиг своего пика в вопросе, как привлечь в театр людей, не создавая при этом «массовый продукт». В «Преступлении и наказании» команда театра подошла вплотную к этой черте. Но, слава богу, не перешагнула ее, показав нам «Пьяных».

13 мая состоялся пресс-показ нашумевшей в стране пьесы Вырыпаева. «Пьяных» ставил не Сергей Левицкий, и это чувствовалось. Видение Тадаса Монтримаса ближе к тому, что мы привыкли обычно видеть на сценах театров в Бурятии. И поначалу это даже несколько разочаровывало.

Кто-то из зрителей даже жаловался в социальных сетях, что «было скучно, т.к. не было никакого откровения». Но никакие откровения здесь и не предполагались. Как заявлял театр: «В этой вырыпаевской эйфории герои не говорят что-то сверхфеноменальное, не меняют мировоззрение и не открывают истину. Они задаются теми же вопросами, которые каждый хоть раз задавал сам себе, их волнуют все те же проблемы, до боли знакомые любому думающему человеку, об общечеловеческих ценностях, морали, религии».

Момент истины

Вся суть постановки, весь смысл нахождения зрителей на этом спектакле заключается в сцене, когда четверо пьяных друзей и не менее пьяная проститутка с красивым именем Роза, обнявшись, обращаются к зрителям: «И вот наступает момент, когда мы можем послушать шепот Господа в наших сердцах». И весь зал замер.

Весь эффект спектакля сконцентрирован в этом ощущении того, будто ты услышал «шепот Господа». Такое ощущение обычно бывает, когда ты посещаешь священное место – дацан, церковь, мечеть – не важно. Ты сидишь перед Буддой или перед образом Господа и думаешь о своем: «Правильно ли я поступила?», «Почему я так отвратительно себя чувствую?», «Почему это произошло?», «Иду ли я своей дорогой?». И иногда ответы на эти вопросы вдруг становятся очевидны. И вся картина мира, как на ладони. Все просто и понятно.

Почему? Потому что пребывание в священном месте требует от человека предельной честности, прежде всего, с самим собой. В этот момент, наверное, стоит даже записывать все мысли, приходящие там к вам. Потому что, выйдя из священного места, человек снова становится «трезвым», и момент истины покидает его.

В вырыпаевской пьесе существуют два основных момента – Бог и Любовь. Однако то, что мы живем в центре российского буддизма, не мешает нам понять, кто является Богом, не мешает понять главный посыл автора. «Дело в том, что ты и есть тот самый Господь, Карл, о котором ты говоришь», - объясняет Густав своему другу Карлу.

Театр как храм

Кто-то из зрителей назвал «Пьяных» проповедью. Формат stаndup’а и вправду наводит на подобные мысли. Артисты, стоя на сцене, буквально «вливали» в наши уши «правду жизни». Иногда это было похоже на бессмысленный бред, иногда это были просто крики, а иногда эти крики превращались в настоящий «шепот Господа», от которого непонятно почему хочется разрыдаться. В такие моменты ощущаешь катарсис, после которого наступает пусть секундное, но Просветление. В такие моменты театр, действительно, становится храмом.

Кстати, этому ощущению способствовала музыка. В те моменты, когда артист переставал верить в то, что произносил, именно звуки музыки возвращали ему ту магию, от которой пустой крик превращается в нечто осознанное и настоящее.

Русдрам решил повторить опыт использования живой музыки в спектакле. Как и в «Фронтовичке», на сцене играл мьюзик-бэнд «Крабы». И это была едва ли не самая сильная сторона постановки.

Смысл постановки даже не в том, чтобы что-то понять, а в том, чтобы вспомнить и воспринять. Ведь столько раз в нашей голове прокручивались все эти мысли: «Мир всегда такой, какой он есть, важно только - умеешь ты любить или нет. Не важно, какая жизнь, важна только любовь». Прокручивались так часто, что перестали иметь смысл. И поэтому герои спектакля одну и ту же фразу повторяют по несколько раз – чтобы она, наконец, обрела свой реальный смысл.

«Как банально!» - скажете вы. Да, банально. Но очень проникновенно:

 «Мы все хотим любви, Марта. Мы не можем говорить об этом, потому что у нас это не принято, потому что у нас это считается слишком сентиментальным, слишком несерьезным, слишком и так всем понятным. Но, на самом деле, это никому не понятно, Марта, потому что никто из нас по-настоящему не любит, потому что никто из нас по-настоящему не чувствует, что весь этот говняный мир, который нас окружает, - это все любовь!» – восклицает герой пьесы Густав.

Несмотря на такие глобальные темы - Бога и Любви, спектакль все же легкий и позитивный. Его так и хочется разложить на цитаты, которые можно использовать в повседневной жизни.

 

Соня Матвеева, «Номер один» от 18.05.2016

Опубликовано:
2016-05-18 16:09:00