Касса +7 (3012) 23-50-10

Алексей Киселев: «Андеграунд – та вещь, которая взбадривает»

3 октября на Малой сцене Государственного русского драматического театра им.Н.А.Бестужева прошла лекция театрального критика Алексея Киселева «Новый андеграунд».

Алексей Киселев – обозреватель «Афиши Daily», эксперт российского национального театрального фестиваля и премии «Золотая маска», куратор фестиваля «ФОРМА», главный редактор проекта «Я в театре», автор страницы «Театральный ворс» в фейсбуке и твиттер-аккаунта «Подозритель».

Он прилетел в Бурятию в составе членов Экспертного совета фестиваля «Золотая маска», чтобы посмотреть спектакль Сергея Левицкого «Ричард III». Также он встретился с театральной публикой города и рассказал о «Новом андеграунде».

Начал свою лекцию Алексей Киселев с рассказа о самом андеграунде, который существовал преимущественно в Москве и Санкт-Петербурге с середины 70-х и до начала 90-х годов прошлого века.

– Андеграунд применительно к российской культуре – явление историческое, оно было и прошло, оно ограничено временными рамками. И у этого явления есть свои герои, есть свое прошлое и есть свое влияние на будущее. Тем не менее, я, как наблюдатель современного театра, обнаружил в Москве и Санкт-Петербурге небывалую активность маргинально-театральных коллективов, которые противопоставляют себя всему официальному театру. Причем они как бы появились из ниоткуда, существуют сами по себе и по своей энергии похожи на то, что 25 лет назад называлось андеграундом.

Лектор назвал тех пассионариев, которые в то время определяли андеграундное движение в Москве и Санкт-Петербурге.

– Петербург – это Борис Понизовский. Человек, оказавший колоссальное влияние на всю культуру Петербурга, абсолютный демиург Ленинградского подполья середины прошлого века. Его коммунальная квартира стала пристанищем практически для всех деятелей культуры, не конъюнктурной, тех, кто стал великими поэтами сегодня. Он создал свой грандиознейший театр, но это был воображаемый театр. Он фонтанировал идеями, у него было множество бумажных проектов. В итоге появился свой небольшой театр «ДаНет», из которого вырос весь петербургский андеграунд сегодняшний.

– Москва – это Борис Юхананов. Он сделал в театре практически все, что можно было сделать в театре первым. Первым привлекал к своим постановкам всех людей, представителей всех течений контркультуры, параллельных театру: из моды, рок-музыки, панк-музыки, архитектуры, литературы. Он устраивал квартирники, делал спектакли, которые длятся по несколько суток, недель и т.д. Юхананов – это король московского андеграунда.

Сегодня две столицы переживают расцвет нового андеграунда, образовалось довольно большое количество андеграундных коллективов.

– Я попытался поразмыслить, что их объединяет, кроме того, что они негосударственные, все примерно одного поколения и родились в 80-е, – говорит Алексей Киселев. – И нашел несколько признаков. Ни один из них не занимается постановкой пьес. Они вообще обходятся без денег, и это не ущербность, а превращено в силу: минимум средств при максимуме результата. Не всегда, но очень часто ставят принципом своих спектаклей – нелегальность: там, где нельзя, то, что нельзя, так, как нельзя. Находятся в оппозиции к тому, что называется словом «театр».

Алексей Киселев рассказал о таких коллективах, как метафизический театр «ТеатрMorph», театр «Организмы», «Театр. На вынос», «Театр ТРУ».

То, что они делают («Театр ТРУ») – это действительно ни на что не похоже с точки зрения театральной механики. С виду это постдраматический театр, т.е. он лишен линейного сюжета, использует минимум средств и похож на то, что в современном искусстве называется перформансом. Это некий акт человека в пространстве, самоценный, лишенный драматургии, связок с пространством и персонажностью и т.д. А если посмотреть их спектакль целиком, то вы поймете, что ничего подобного не видели. Это очень смешной постдраматический театр, а постдраматический театр и смех пока не вяжутся. И объяснить, почему это смешно, вы не сможете.

В сообщении было уделено внимание и современному московскому андеграунду – театру им.Алехандро Валенсио, бинарному Биотеатру Василия Березина, Всеволоду Лисовскому и Донатасу Грудовичу, руководителю «Театра-Партизан».

Алексей Киселев также говорил о способах выхода из андеграунда и отметил, что он выделяет три пути.

– Первое, это мейнстрим. Например, режиссер Максим Диденко. Второй – предполагает выход в категорию герметичного художественного пространства авангардизма, когда создается отдельная институция, имеющая финансирование, но продолжающая работать в альтернативе. Например, Борис Юхананов и его «Электротеатр Станиславский». И третий – создание новой философии, нового объединения, умножения количества людей, вовлеченных в эти процессы, с одной глобальной целью – максимальное изменение и трансформация мира.

Каждый из тех, о ком говорил театральный критик, записал короткое видео о том, что такое андеграунд. По словам Алексея Киселева, «андеграунд – та вещь, которая взбадривает. Взбадривает академический театр, взбадривает зрителей, взбадривает культурных чиновников, которые не понимают, откуда это взялось, зачем это существует и на какие деньги, кому это интересно и на кого они работают. Ни на кого. И это странно. И эта странность становится толчком, «пинком», не впасть в автоматизм».

Опубликовано:
2018-10-15 12:58:00