Касса +7 (3012) 23-50-10

Глеб Ситковский: «Искусство обязано вызывать споры, выводить вас из зоны комфорта»

10 декабря на Малой сцене Государственного русского драматического театра им.Н.А.Бестужева прошла лекция известного театрального критика, члена Экспертного совета крупнейшего Межрегионального театрального фестиваля-конкурса «Ново-Сибирский транзит», неоднократного члена жюри и экспертного совета Национальной театральной премии «Золотая Маска», координатора Ассоциации театральных критиков, театрального обозревателя газеты «Ведомости» Глеба Ситковского.

Для разговора с театральной публикой Улан-Удэ Глеб Семенович взял тему «Споры о «Золотой маске»-2018: как работал Экспертный совет, кого и почему выбрал». Критик рассказал, как работают эксперты, по каким критериям отбирают спектакли, почему те или иные постановки становятся лучшими. Он отметил, что «в этом году на фестиваль было прислано 555 записей. Про себя лично я могу сказать, что посмотрел за год 250 спектаклей на видео и 242 спектакля живьем, провел 92 дня в командировках».

Глеб Ситковский обратил внимание присутствующих на роль фестиваля «Золотая маска» в контексте современных театральных процессов, происходящих в стране, и на значимое присутствие региональных театров в списке номинантов на премию.

Существует объективная картина движения современного театра, и «Золотая маска» ее фиксирует. Само появление «Золотой маски» очень сильно изменило ландшафт страны. Сегодня я вижу, что спектакли провинциальных театров совершенно не уступают по качеству столичным. При этом нет никаких скидок на провинциальные спектакли, они попадают в конкурс совершенно по праву. В этом году в номинации «Драма/Спектакль малой формы» представлено девять спектаклей из провинции, четыре из Москвы и два из Санкт-Петербурга, – говорит Глеб Семенович. – «Золотая маска» стала тем главным фестивалем, который фиксирует и формирует тенденции. Профессионалы начали понимать, что происходит. Они уже не «варятся в собственном соку», городе, а видят, что происходит рядом. И театры стали сильнее, потому что провинция стала частью большого процесса.

На примере спектаклей прошлого сезона, вошедших в конкурс программу «Золотой маски»: «Дядя Ваня» (Театр им. Ленсовета, Санкт-Петербург), «Чук и Гек» (Александринский театр, Санкт-Петербург), «Барабаны в ночи» (Театр им. А.С. Пушкина, Москва), «Губернатор» (Большой драматический театр им. Г.А. Товстоногова, Санкт-Петербург), «Кузмин. Форель разбивает лед» («Гоголь-центр», Москва), он поведал, каким образом спектакли российских режиссеров попадают в шорт-лист фестиваля, рассказал о краткосрочных и долгосрочных тенденциях в современном театре, и что происходит с этим видом искусства в нашей стране.

Сегодня мы наблюдаем, что произошло резкое омоложение номинантов. И, на мой взгляд, это самое главное, что определяет сейчас подъем театра, который мы наблюдаем. На наших глазах произошла смена поколений, в течение последних нескольких лет произошла смена поколений и среди режиссеров, и среди зрителей. В театр стала приходить другая публика, – отмечает критик. – Если мы посмотрим на театр 90-х годов и начала нулевых, то это был театр, достаточно ограничивающий себя и себя блюдущий, некое театральное «гетто», совершенно сознательно оберегающее себя от всяких влияний. Не было никаких взаимовлияний со смежными искусствами, театр «варился в собственном соку», у него был свой зритель и своя публика, на которую он опирался. Но рядом существовали другие зрители, которые ходили в кино и на выставки, но не интересовались театром, и это были совершенно взаимонепроницаемые миры. То, что происходит сейчас и стало происходить в последние 6-7 лет, связано с приходом нового поколения. И в этом, как мне кажется, свою роль сыграл отложенный эффект падения «железного занавеса». Все-таки европейский и российский театр очень долго существовали, как два мира, почти не знающие друг друга. Но в какой-то момент стали происходить взаимопроникновения, и стали появляться режиссеры, известные сегодня, которые тогда смотрели спектакли, привозимые в Россию на фестивали, и сами выезжали на запад.

Большое внимание Глеб Ситковский уделил предназначению современного театра, о котором сегодня ведутся большие споры, в том числе и в театральной среде Улан-Удэ.

Предназначение любого театра, как сказал Гамлет: «держать зеркало перед своим временем». И театр всегда «держит зеркало перед своим временем». Он обязан чувствовать эпоху, обязан чувствовать нерв, боль. Мы приходим в театр, чтобы испытать катарсис, а катарсис – это значит очиститься при помощи страха и сострадания. Это две главные эмоции, которые будят искусство в человеке и будили всегда на протяжении тысячелетий. Если вы приходите в театр, чтобы спокойно прожить полтора часа и уйти довольными домой, – это значит, что это было свидание не с искусством. Искусство обязано вызывать споры, выводить вас из зоны комфорта, заставлять плакать и испытывать сильные эмоции. Обязанность театра – изобретать. Если театр ничем не удивляет, то можно вешать на него амбарный замок и уходить.

Рассуждая о часто встречающемся сегодня заблуждении главенства формы над содержанием, Глеб Семенович отметил: «Невозможно отделить форму от содержания, идут поиски нового театрального языка, и нельзя налить молодое вино в старые меха, поэтому обновляется и форма, а говорить о содержании без формы невозможно».

В конце лекции Глеб Ситковский призвал зрителей приходить в театр с открытым сознанием: «Уловить новый театральный язык можно при одном условии: быть открытым. Я никогда не буду делать вывод о спектакле по какому-то отрывку. Невозможно вынести суждение и сделать выводы по тому, что тебе пересказали. Наша беда в информационном пространстве в том, что о спектаклях судят по пересказу. Никогда не торопитесь с оценками, нужно попытаться дать себя убедить дальше, и понять ту мысль, которая была заложена».

Опубликовано:
2017-12-12 11:52:00