«Актриса – это не работа, это образ жизни»

Опубликовано:
2020-09-16 12:42:00

Елизавета Михайлова: «Я не уводила мужчин из семьи, но такая же дерзость была. Я, как она, свое не отдам».

Многие девочки мечтают стать актрисами. Они танцуют, поют, представляя себя под лучами софитов и на подмостках сцены. Актриса Русского драмтеатра Лиза Михайлова не исключение, с самого детства она занималась в кружках, участвовала в художественной самодеятельности и точно знала, что будет играть в театре.

Сразу после окончания академии культуры, молодая актриса была принята в труппу Русского драмтеатра им.Н.Бестужева. Здесь она служит уже шесть лет и активно занята в последние годы. Ее можно увидеть в спектаклях «Вишневый сад», где она исполняет роль дочери Раневской Ани, «Наводнение», в котором ей досталась роль соблазнительницы Ганьки, «Онегин», где Лиза воплотила образ Ольги Лариной. Сейчас на выпуске премьера «Калека с острова Инишмаан» по пьесе голливудского сценариста и режиссера Мартина Макдонаха, где у актрисы роль первой красавицы ирландского «захолустья». Однако пока ограничения на проведение массовых мероприятий не сняты, премьера состоится без зрителей.

Мы решили узнать из первых уст, что это будет за спектакль, какого это полгода провести без публики и чем актеры занимаются, когда нет работы.

– Елизавета, вас можно увидеть в последних премьерах театра. Вас можно назвать ведущей актрисой? И что для вас популярность?

– Нет, конечно. Востребованной, наверное, да, потому что у нас небольшая труппа, и все так или иначе в работе. Но ведущая актриса – та, у которой главные роли из спектакля в спектакль, на которую ставят спектакли. Я таковой не являюсь. Популярность в нашем городе, пожалуй, измеряется узнаванием на улице. Ко мне изредка подходят, пишут в соцсетях. После спектакля «Снежная королева» воспитательница моей дочки в детском саду спросила: «Это вы играли разбойницу? Вас и не узнать». Пам-пам. Круто, конечно, приятно.

– Но вы во всех последних спектаклях?

– В «Наводнение» я попала, потому что назначенная на роль актриса на тот момент участвовала в съемках. С режиссером Иваном Комаровым до «Онегина» мы работали в лабораторном эскизе «Мама, мне оторвало руку», и там было такое волшебство, какая-то такая творческая любовь случилась, что я практически знала наверняка, что попаду в его спектакль. В «Калеку...», думаю, попала, потому что там нужна была девушка 16-17 лет.

– А какая роль наиболее близка и дорога?

– Ольги Лариной в «Онегине». Мы с ней в чем-то похожи, я в ее возрасте была такой же ветреной, легкой, веселой, где-то не думала о последствиях, как и что может случиться, на что может повлиять тот или иной поступок. У нас с Димкой (актер Дмитрий Тарбеев) в этом спектакле безумная любовь, он сыграл Володю Ленского. Наверное, этим и запомнится эта роль – широким спектром эмоций: от огромной любви до трагедии и потери любимого. В «Калеке...» вновь играем с ним любовь, у него главная роль в новом спектакле. Это тот партнер, с которым мне легко работается, комфортно.

– «Онегин» – премьера, которую вы успели показать буквально накануне закрытия театра?

– Там была удивительная атмосфера. Нас было немного, но мы чувствовали себя семьей, делились самым сокровенным. Этот «Онегин» – неклассическая версия романа, а скорее путь познания героев через их комплексы, страхи, травмы. И чтобы разобраться в их проблемах, нужно было отыскать похожие в себе. Мы работали с драматургом – почти психологом Алиной Журиной и доставали такое, что вспоминать-то не хочется, но тогда это было необходимо. Это было круто, классно. Иногда думаешь, вот вернуть бы то время.

– Вы боялись, что вас закроют раньше, чем вы успеете показать спектакль зрителям?

– Мы тогда про это не думали. Казалось, что такого не будет, не встанет производство, не закроют магазины. Никто из нас с таким не сталкивался, и в голове не укладывалось, что мы не сможем ни работать, ни даже выйти из дома. Все мысли были только о спектакле.

– А сейчас, когда знаете, что премьера «Калеки с острова Инишмаан» пройдет без зрителей, это влияет на уровень игры?

– Совру, если скажу, что нет. Конечно, одно дело играть на режиссера, который в спектакле. Он знает, где посмеяться, где надо дожать, другое дело – зал. Ты слышишь его дыхание, чувствуешь энергию, и это совсем другая атмосфера. Пусть в зале будет сидеть только худсовет театра, мы выложимся на все 200%, потому что это будут зрители.

– Расскажите об этом спектакле?

– Это, с одной стороны, пьеса с жестким юмором, где-то грубоватая, как и герои, – простые люди, живущие на этом отрезанном от остального мира острове. И только калека Билли мечтает выбраться на съемки в голливудском фильме. В этом они похожи с моей героиней – Хелен тоже пытается уехать, сбежать от обыденности, серости. Наш спектакль скорее о поиске счастья, он о человеке, который ищет себя, до конца не знает себя, ошибается в других. Чем мне нравится Макдонах, так это перевертышами, здесь не сразу разберешься, кто хороший и кто плохой. И если физический калека здесь только Билли, то духовно почти все герои – у каждого за душой своя боль, травма, эмоциональное уродство.

– У вас много общего с этой героиней?

– Я даже боюсь сыграть на сцене себя, это будет непрофессионально. Вышла Лиза и сыграла Лизу. Нужно отстраниться от себя и больше приблизиться к Хелен, потому что все-таки мы разные люди. Она дерзкая, грубая, самоуверенная, она за словом в карман не полезет и знает себе цену. Она практически единственная красивая девушка на острове. Но ее грубость – это панцирь, под ним она все еще юная и нежная.

– Спектакль «Наводнение» отобран на фестиваль «Ново-Сибирский транзит», участвует в конкурсном отборе на «Золотую маску», его приезжали отсматривать критики, о нем много писали и говорили. Стал ли этот спектакль в вашей творческой биографии особым?

– Такое внимание, конечно, приятно. Но так как я не сразу была назначена на эту роль, мне хотелось доказать прежде всего режиссеру, что я могу. Был какой-то азарт, я похудела на 10 кг ради роли, ела один раз в день, покрасила волосы, а кто знает, они не особо любят частые окрашивания. И, наверное, эта роль, где я не зажималась, плыла по течению. Хотела – красила губы, распускала волосы, напевала песню, которую считала нужной. И теперь это моя Ганька, я ее люблю. Я с ней разговариваю, перед спектаклем я говорю с предметами, с которыми ей работать в спектакле. Конечно, рецензии на «Наводнение» читала. Когда известный театральный критик Павел Руднев отметил мою игру, я прибежала к маме: «Мама, посмотри, про меня говорят». Это очень приятно. Вот, что странно, иногда готовишь роль, думаешь, вот она-то бомбанет, но нет. А с Ганькой меня практически не направляли, и она вызвала такой отклик. Ведь даже писали, что она такая тварь, и это круто, значит, ты попала в человека, задела что-то внутри.

– А как на счет схожести с ней?

– Я не уводила мужчин из семьи, но такая же дерзость была. Я, как она, свое не отдам. Только у нас желания разные и цели. Но я никогда не голодала, как она, росла в полной и любящей семье.

– Практически полгода вы не выходили на сцену, каково это?

– Это ужасно. Теряется энергия, появляется расслабленность, растренированность. Актриса – это не работа, это образ жизни. Мы должны выходить на сцену, получать этот драйв, адреналин, получать энергию.

– Чем вы занимались в период карантина?

– Я проводила время с семьей. Все-таки театр отнимает практически все время. А здесь появилась возможность провести время с мамой, дочерью, братом. Мы разбирали старые фотографии, смотрели фильмы, вместе готовили. И это так круто, приготовить пиццу, сесть смотреть какой-нибудь фильм. Да просто поболтать с мамой по душам, ведь мы с ней лучшие подруги. Я поняла, что хочу творчески реализовываться, хочу чего-то большего, хочу развиваться.

– При каких обстоятельствах вы можете уйти из театра?

– Если уйдет наш художественный руководитель Сергей Левицкий, я сразу уйду, да и думаю, многие уйдут. Он, можно сказать, открыл дороги театру. Мы стали ездить на гастроли, интересно было работать на «Фронтовичке», когда мы только влетали в этот способ существования, получили славу, спектакль гремел. Да и о других спектаклях всегда говорят, их обсуждают, приезжают известные критики. Наверное, без него я не буду работать в театре. Ну, или если кардинально что-то поменяется в жизни. Но я люблю своих коллег, свой театр.

– Какие фильмы вы любите, что смотрите?

– Телевизор редко смотрю, очень мало времени. А за время карантина пересмотрела множество разных сериалов и фильмов: «Почему убивают женщины», «Чернобыль», «Шерлок Холмс», сейчас смотрю «Чики». А если назвать любимый фильм, то это, пожалуй, «Мама» Даррена Аронофски и «Холодная война».

 

«ТВ-программа» от 16.09.2020

В ближайшее время спектакль не состоится, следите за афишей.