Александр Кузнецов: "Я счастливый человек"

Опубликовано:
2017-10-10 10:43:00

Александр Кузнецов: "Я всегда самоотверженно работаю. Иногда даже чересчур"

– Александр, перед тем как прийти к вам на интервью, с целью больше о вас узнать, я полистала вашу страничку в социальной сети. Ознакомилась там с вашими стихотворениями. Строки в одном из стихов показались мне интересными признанием, что и у мужчин бывают депрессии. Не каждый ведь представитель сильного пола о подобном говорит вслух. Поэтому мой первый вопрос прозвучит так: что вас может вогнать в состояние депрессии?

– Вы правы, не каждый мужчина в подобном признается. Но постоянно молчать порой бывает очень тяжело, а потом это молчание ведь должно куда-то прорываться, во что-то выливаться. У меня это прорвалось в творчество, в стихотворение, а кто-то ведь уходит в запой (улыбается). Что может вогнать меня в депрессию?... Чаще всего такое случается, когда возникает неверие в свои возможности, когда начинает одолевать множество сомнений. Невостребованность как в работе, так и в жизни может меня сломить.

– Говорят, что вы самый высокооплачиваемый актер в театре?

– Просто я занят практически во всем репертуаре театра, но это не значит, что у меня в каждом спектакле главные роли. Скорее наоборот, как-то существенных ролей, таких, где бы я работал на сцене от начала и до конца, наберется совсем немного. Очень рад, что сразу после премьеры спектакля Сергея Левицкого «Ричард III» и гастролей в Иркутске мы начнем работу над постановкой Джеммы Баторовой «Двое на качелях» Уильяма Гибсона, где у меня главная роль. Честно признаться, я долго ждал этой возможности.

– О чем эта история?

– Это очень известная пьеса, её раньше ставили почти в каждом театре России. Два героя, мужчина и женщина. Она хрупкая и простодушная танцовщица, которая мало себя ценит, и многие этим пользуются. Он неплохой юрист, но за него всё решили богатые родители жены. Не желая с этим мириться, он бросает жену и убегает в другой город, где и знакомится с Гитель. Это пьеса о влюбленных, которые необходимы друг другу, но окружающему миру не по душе обычное человеческое счастье, от этого возникают ссоры и недомолвки. Посмотрим, какие новые смыслы найдем вместе с режиссёром в этой, в общем-то, незатейливой истории.

– Я понимаю, что актера для той или иной роли выбирает всегда режиссер, но все же, как считаете, что нужно сделать актеру, чтобы получить главную роль?

– Работать. И работой доказывать, что ты можешь больше. В общем-то, я всегда самоотверженно работаю. Иногда, наверное, даже чересчур (смеется).

– Александр, а когда вы были в состоянии абсолютного счастья? Это я в противовес своему первому вопросу задаю.

– Да я всегда счастлив, что бы ни случилось (улыбается). Но вот абсолютного счастья, когда был бы в состоянии душевного катарсиса, давно не испытывал. Как бы я ни был доволен жизнью сегодня, гнет мелких бытовых проблем не дают мне расслабиться, но это уже к вопросу о том, что такова наша взрослая жизнь. Скажем, началась другая возрастная веха, когда ты понимаешь, что что-то за плечами ты обязательно должен иметь, и это не дает тебе до конца расслабиться. А в целом я все-таки счастливый человек: у меня есть любимая жена, ребенок, театр и стихи.

– Поговорим о предстоящей премьере Русского драмтеатра – спектакле «Ричард III» Сергея Левицкого. Если говорить, что театр – это отражение нашей жизни, то с какой сегодняшней реальностью мы можем провести параллель с кровавой во всех смыслах историей, когда-то написанной Шекспиром?

– А в мире сейчас разве мало крови, войн? А так называемые кровавые перевороты, по-моему, вообще сплошь и рядом! Сейчас невозможно разобраться, кто на самом деле прав, а кто виноват. Правды нет. Играя сегодня Шекспира, готовясь к спектаклю, я провожу параллели с разными историческими периодами, когда точно так же, путем убийств, люди приходили к власти. И сегодня это можно наблюдать. Этот текст актуален во все времена. Он заставляет искать ответы на вопросы: при каких обстоятельствах человек мутирует в подлеца? В какой момент страх одерживает победу над разумом, становится выше и важнее правды? Каким образом человечество своим безразличием, равнодушием и слепой покорностью порождает тиранов?

– Как уже известно, само оформление спектакля тоже будет кровавым. Как считаете, зрителю будет комфортно в таких условиях?

– Кому-то, конечно, будет некомфортно. Но, если подумать, люди сейчас и сериалы, и фильмы смотрят гораздо страшнее! Да и театр не обязан показывать только воздушных бабочек. Последние несколько лет я часто слышу от зрителей фразу: «Зачем мне все эти сложные темы на сцене после и так непростого рабочего дня, личных проблем, я хочу прийти в театр и просто расслабиться». Им хочется ответить, что театр не предназначен для расслабления, эту функцию он не должен выполнять. Он должен ставить перед зрителем неудобные вопросы, поднимать актуальные проблемы, вызывать на диалог, заставлять думать, переживать, получать новый чувственный опыт. Если уж хочется отдохнуть именно в театре, то можно выбрать подходящий спектакль: легкие и ненавязчивые спектакли в нашем репертуаре тоже есть. А вообще, перед тем, как прийти в театр, определитесь, зачем вы туда идете. И не стоит забывать, последние пару лет наш Русский драматический театр ведет другую репертуарную политику, поэтому будьте готовы увидеть нестандартный продукт.

–Персонаж Ричарда III – олицетворение жестокости и коварства. Можно ли его оправдать в его такой сущности? Задумывались?

– Я абсолютно его оправдываю, потому что он человек, которого недолюбили с самого детства. Более того, он прекрасно понимает, что он злодей, он называет себя таковым, а ведь, как правило, человек, который творит зло, не отдает себе в этом отчета, он обычно считает, что творит добро. Ричард же все понимает, он выбрал свой путь. И пусть его могут осудить, свой мир для себя он обозначил, идя точно к своей цели. Почему он все это делает, уже относится к сугубо личным обстоятельствам его жизни, начиная от недолюбленности собственной матерью. Он как Тирион Ланнистер из «Игры престолов», карлик, на которого все нападают из-за того, что убил свою мать, когда рождался. Он разве в этом виноват? Виноват тот, кто его зачинал. То же самое с Ричардом III, который создал гениальный, по большому счету, план, приведший его к власти, чтобы сохранить себе жизнь и свободу.

– Кого вы играете в новом спектакле? Расскажите о своей роли.

– Я играю несколько ролей. Одна из основных моих ролей – роль Кларенса, брата Ричарда, которого, тот отправит на казнь во второй же сцене. В общем, мой персонаж отойдет в мир иной, недолго пробыв на сцене, я же начну потом исполнять другие эпизодические роли.

– А о какой роли мечтаете?

– В свое время хотел сыграть Зилова из «Утиной охоты» Вампилова, Кинга IV из одноименной пьесы Горина, о ролях в шекспировских пьесах мечтал, но сейчас уже нет у меня роли-маяка. Конечно, плох тот солдат, который не мечтает стать генералом, но в театре все обстоит немного по-другому. В театре все роли прекрасны для актера.

– В этом театральном сезоне вы празднуете юбилей – 10-летие работы в театре. Какие чувства, мысли вызывает у вас эта дата?

– Оглядываясь на десять лет назад, вспоминаю каким я пришёл в театр... Какой был Я и какой Театр. Время поменялось, изменился театр, а особенно изменился я. Все менялись вместе. Это правильно, иначе можно застыть на месте, то есть в прошлом. Как у Льюиса Кэрролла, чтобы оставаться на месте, надо постоянно бежать. А чтобы двигаться вперёд, надо бежать ещё быстрее. Сейчас мне нравится вспоминать себя 20-летнего, я как-то серьёзно отнёсся к 30-летнему рубежу. Мне почему-то кажется, дальше начинается старость, но не духовная, а физическая, как у меня в одном из стихотворений:

И, поразмыслив над собой,

Сегодня не хочу напиться.

Всплакнув в платочек носовой,

Шагну в страну "КОМУ ЗА 30"

 

Сайзана Донгак, "ТВ-программа" от 02.10.2017

В ближайшее время спектакль не состоится, следите за афишей.