Анастасия Турушева: "Я вернулась из другого мира"

Опубликовано:
2016-03-20 17:31:00

В нашей рубрике «Автопортрет» - одна из самых ярких молодых артисток Русского драматического театра Анастасия Турушева

В 2014 году после страшного ДТП она впала в кому. Вся Бурятия собирала средства на лечение и поддерживала девушку. Сегодня мы поговорили с ней о театре, браке с талантливым Владимиром Барташевичем, жизни после аварии и о многом другом.

О детской мечте

Когда я была совсем маленькой, у меня не было желания стать именно актрисой. В семь лет я мечтала о балете и даже уговорила маму. Правда, в классе мне сказали, что я уже слишком большая.

Потом на смену балетным грезам пришло увлечение шитьем. Летом, когда жила у бабушки, мама привозила мне старые колготки, платья и лоскуты. Я что-то чертила, вырезала, сшивала, склеивала и в конце лета устраивала показ для родственников. Вся семья была уверена: Настя станет дизайнером. Но в 12 лет Настя пошла в театральную студию Дворца пионеров. Так закончилось детство, и начался театр. Через годы я поступила во ВСГАКИ.

Кстати, родители, которые в свое время тоже работали в кукольном театре, были не против моего решения. Мамины вырезки из газет про ее успехи сменились кипами статей про мои роли. А папа, когда смотрел мой первый спектакль «Марьино поле», плакал от радости.

О репетициях и премьерах

В театре больше всего я люблю репетиции, а не люблю - премьеры. Не объяснишь даже, наверное, чувство, когда с партнером ты начинаешь творить совершенные чудеса, удивляешься тому, что получается, заряжаешься вдохновением. Но вот проходит премьера, и все заканчивается.

Потом срабатывает будильник, ты по инерции наливаешь себе кофе, а на репетицию-то идти уже не нужно. А потом раз - другой спектакль. И все начинается заново.

О вживании в роль

Я не мечтаю о какой-то определенной роли. Зато часто бывает, что роль, которая досталась при распределении, не нравится. Тогда начинается работа со своим восприятием. Со временем ты находишь в персонаже что-то свое. Ходишь по улице, встречаешь у одной из тысяч девушек походку Сонечки Мармеладовой (Анастасия играет роль Сонечки в готовящейся премьере театра «Преступление и наказание». - прим. авт.) или подмечаешь интересный смех, ловишь взгляды. Так идешь от внешнего к внутреннему, складывается картинка, ты начинаешь чувствовать героя.

О страхах

Мне очень страшно выходить на сцену, всегда было страшно. Это в детстве я была смелой. Как-то в школьном спектакле о том, что я буду играть главную роль - Аладдина, мне сказали в последний момент (я внешне была очень на него похожа, мама стригла меня очень-очень коротко). Но я ни капли не испугалась. Это было здорово. Конечно, я и сейчас получаю настоящее удовольствие. Но порой бывают такие жесткие моменты переживаний, когда буквально сидишь в гримерке со слезами, скребешь стол, смотришь в окно, а там человек по улице идет. Может, в магазин идет или к друзьям. И вот ты сидишь и думаешь: «Человек, куда ты? Возьми меня с собой, зачем я здесь сижу…»

Но потом выходишь на сцену. Первый шаг, второй, и ты расслабляешься.

О том, зачем класть сценарий под подушку

Те, кто думают, что артисты легко запоминают тексты, заблуждаются. У меня с ними большие проблемы. Есть, конечно, такие удивительные коллеги, которые просто читают книгу и могут до мелочей ее пересказать. Я им очень завидую. Не скажу, что на сцене несу отсебятину, но заучивание дается мне с большим трудом. Я читаю очень много раз и обязательно, так уж повелось со школьных лет, сплю со сценарием под подушкой. Если волнение все-таки прорывается в мысли во время спектакля, на помощь приходит зрительная память. Перед глазами всплывают страницы текста с номерами, подчеркиваниями, загнутыми уголками.

О семье и планах

С Вовой (супруг актрисы, Владимир Барташевич. - прим. авт.) мы познакомились на учебе. Вместе мы уже восемь лет. Целиком и полностью наша семья сейчас живет театром. Возможно, через год-два, когда появятся дети, театр отойдет на второй план, пока же это наша главная любовь. И пока мне очень страшно даже думать о том, что я могу разочароваться в театре, как разочаровываются многие. Страшно вдруг понять, что ты пустая или если что-то внутри может сломаться.

О домашнем руле

Говорят, что «звезда» в паре должна быть одна, но я не люблю слово «звезда». А главный у нас в семье, конечно, мужчина. Я очень люблю Вову, поэтому он из нас двоих самый красивый, самый сильный и самый талантливый. В свой адрес я такое не слышу, потому что ко мне всегда какие-то претензии. (Смеется.) Но я воспринимаю это так, что Вова хочет меня чему-то новому научить, ведь совет и в жизни, и по театру он может порой дать лучше режиссера. Так что я «рулю» деньгами, а муж - творчеством.

О жизни после аварии

После аварии 2014-го я совсем не изменилась. У меня ничего не произошло, экстрасенсом я не стала. Теперь от других людей, пожалуй, отличают лишь огромные шрамы. Я смотрю на них и думаю: такое чувство, словно они всегда были со мной. Это знак, что я была где-то «там», в другом мире. Это путешествие, в котором было не больно и не страшно, путешествие в мир добрых людей, которые меня спасали, собирали для меня какие-то деньги, суетились вокруг меня. Тогда я понимала, что могу стать инвалидом, но старалась об этом не думать. Я просто мечтала встать. Помню каждый день в больнице, какие снились сны, каждого врача, потолок над кроватью. В итоге на сцену я вышла уже через несколько месяцев, в конце января. Премьерой после аварии была «Фронтовичка». Я даже не ожидала, что моему скромному персонажу (девочка Лена. - прим. авт.) будут так аплодировать.

О счастье

Я считаю себя абсолютно счастливым человеком и у меня своя теория счастья. В первую очередь нужно не ругаться, необходимо уважать людей, которые рядом. Самая сложная проблема нашего общества - конфликты, конфликты, конфликты. Наверное, поэтому я стараюсь редко выкладывать фотографии, что-то комментировать в соцсетях, вступать в дебаты. Общество очень озлоблено.

Об отдыхе

В свободное время я люблю вязать и готовить. Муж, кстати, тоже готовит. Это бывает очень редко, но зато у него получается безумно вкусно. Конечно, люблю ходить в театр как зритель. Вы меня можете встретить в Бурдраме, мой любимый спектакль – «Улейские девушки». Еще отдых для меня это когда надеваешь какие-нибудь шаровары, повязываешь чалму и идешь гулять по улицам нашего города, вдыхаешь свежий воздух, чувствуешь, как светит солнце. А когда смотришь на грустных людей, хочется их всех обнять. Как-то раз я так и сделала. Я очень люблю наш город, вот недавно была в Москве - Москва - это все-таки не то, там шум и гам. Здесь же - тихо и хорошо.

О миссии

В театре я не ради какой-то миссии, не для того, чтобы нести высокую культуру. Я просто не мыслю свою жизнь без него. Никогда не обращаю внимания, сколько зрителей: двести или десять. Пусть они хохочут, пусть сидят в телефоне. Они пришли сюда, и это здорово.

 

 

Марьяна Сафина, «Номер один» от 20.03.2016

В ближайшее время спектакль не состоится, следите за афишей.