Что такое бэби-театр, или право ребенка на искусство

Опубликовано:
2020-08-19 11:52:00

Русский драмтеатр в рамках творческой лаборатории для детей «Территория РОСТа», которая проходит при поддержке Правительства РБ и Министерства культуры Бурятии, начал работу над первым бэби-спектаклем «Микрохи». Для участия в проекте в Улан-Удэ прилетели режиссер бэби-театра, практический психолог Алмаз Садриев, режиссер по пластике Евгений Якимов и художник Павла Петрушова.

Мы встретились с постановочной командой, чтобы выяснить, чем же отличается бэби-театр от других детских спектаклей, в чем его особенности и почему он так важен детям.

 

– Расскажите, как давно вы занимаетесь бэби-театром?

Алмаз: Бэби-театром я профессионально стал заниматься, как театральным направлением, с 2015 года. Началось с того, что за год до этого я принимал участие в образовательной программе «Школа театрального лидера» московского Центра им.Мейерхольда. Там нам рассказывали о необычных форматах современного театра и, в частности, про театр для самых маленьких, где зрители – дети до трёх лет. Мой интерес, как режиссёра драматического театра вызвало то, что может существовать полноценный театр, в котором нет текста, драматургии, конфликта и сюжета. С тех пор я стал исследовать эту тему.

Павла: Это моя вторая постановка в формате бэби-театра, в этот мир меня втянул Алмаз.

Евгений: С Алмазом я познакомился лет шесть-семь назад на театральном фестивале. На нем одна из актерских работ показалась мне необычной. Этим актером был Алмаз. Мы с ним разговорились, он пригласил меня на свой бэби-спектакль «Гармония». Я посмотрел его и был крайне удивлен. На тот момент я увлекался театром абсурда, и конечно, не мог даже предположить, что приемы, которыми был решен его спектакль, напомнят мне театр абсурда. На мой взгляд, абсурд – это то что существует только в нашем воображении, не находится в природе. В нем все возможно, например, оседлать радугу, зачерпнуть в ней оранжевую краску и, разбрызгивая ее, раскрасить все вокруг. А вспомните про «Курочку Рябу» с ее золотым яичком, это же абсурд. В бэби-спектакле все возможно, дети с интересом воспринимают такие вещи. Постепенно и меня увлёк бэби-театр, и по сей день мы с Алмазом работаем вместе.

А.: Со мной приехала опытная команда. Мы сотрудничаем давно, в рамках существующей творческой группы «Путь 7 локтей». И есть ряд текущих проектов в работе, как для детей для более старшего возраста, так и для взрослых, например, связанных с национальной культурой и современной формой её подачи.

– Чем вас привлекает бэби-театр?

П.: У меня такое ощущение, что тут больше возможностей для творческой реализации. Очень мало хорошего детского театра, так как обычно начинаются какие-то заискивания, сюсюканье. А тут внезапно оказывается, что есть возможность заниматься именно искусством, и это будет восприниматься. Казалось бы, дети воспринимают визуально взрослый язык. Меня этим купил бэби-театр.

Е.: Привлекает в бэби-театре некая «ткань» символизации, абстракции, когда вдруг простая деталь вызывает массу интерпретаций. Ребенок с удовольствием погружается в пространство абстракций, и в этом мире он, как рыба в воде. Когда же мы начинаем взрослеть, куда-то все это уходит от нас, наверное, в прагматику быта. Когда работаешь над бэби-спектаклем, вновь возвращаешься обратно в мир ребенка. Очень заманчиво.

– Чистое искусство?

А.: Вообще да. Мы занимаемся театром, а не развлекательным шоу, поэтому не можем расслабляться, т.к. должны детям отдать всё возможное. И питать их воображение через театр, в котором многообразие художественных языков.

П.: Как будто нет никаких ограничений. Их намного меньше, чем когда делаешь, Чехова, например.

А.: Бэби-театр основан на других, неклассических принципах театра. Он не находится в плоскости спектаклей ТЮЗа, театра кукол и основан на совершенно иных принципах восприятия самым маленьким зрителем. Мне показалось это интересным с точки зрения новых ощущений, открытия собственных граней, развития через погружение в возможности этой структуры: бессюжетной, бесконфликтной, бестекстовой. Потому что для восприятия маленькими детьми спектакля форма драматического театра не подходит. Они не способны ещё воспринимать сюжет, конфликт, текст, дидактику. Бэби-театр – одна из форм не интерпретационного театра, когда мы не опираемся на порой ограничивающую нас сюжетную структуру, написанную драматургом, не привязываемся к произведениям, которые написаны в прошлом и позапрошлом веке, а черпаем вдохновение здесь и сейчас. Мы ищем свои собственные сюжетные реализации, и в этом плане гораздо свободнее.

– Как родителям объяснить, что такое бэби-театр?

А.: Лучше один раз увидеть. Этот опыт не опишешь словами. Это театр для самых маленьких, причем он гораздо ближе к современному театру, этим он уникален. И необходимо водить туда детей, потому что у них есть право приобщаться к искусству с рождения.

П.: Право на эстетическое воспитание.

А.: Во всем мире это право давно успешно реализуется. А у нас по старинке считалось, что дети способны приобщаться к театру только после 3 лет. Однако сейчас, на основе многолетнего международного опыта постановок, сформировалось понимание, что театральными зрителями могут стать дети и самого младшего возраста. Ты только родился и имеешь право ходить в театр, для тебя специально создается искусство. Это важно.

– Что воздействует на ребенка?

П.: Бэби-театр – это сплав визуального театра, театра предмета, пластического и фигуративного театра.

А.: Мы погружаем ребенка на время в пространство, которое полностью эстетизировано, гармонично, красиво, безопасно, и таким образом развиваем в нем восприятие такого гармоничного, красивого, безопасного мира, стимулируя его импульсы к творческому развитию, к исследованию и эксперименту. И при этом в процессе знакомим его искусством, которое он воспринимает в чистом виде, у него нет шаблонов, как надо, как не надо, он воспринимает и впитывает.

– И пластика особенная в бэби-театре?

Е.: Да, это ближе к современному танцу, потому что современный танец в основе своей строится на исследовании собственного тела в пространстве, во времени, поиске в себе своего я. Каждый бэби-спектакль требует особой пластики для разговора с маленьким человеком, она должна быть не просто искренней, но и доверительной, чтобы ребенок не испугался и мог сконцентрировать внимание. Она связана с открытостью к миру. Человека видно сразу, если он открыт для мира, ребенок туда безбоязненно идет. Эту пластику не просто нащупать. В процессе работы с актерами это всегда эксперимент, но интересный и увлекательный.

– Как опровергнуть миф, что детям театр до трех лет не нужен?

А.: Смотря какой театр. Если это театр сродни театру для взрослых с сюжетом, драматургией и конфликтом, то такой театр не нужен до 3 лет. Но есть множество театральных форм, которые успешно во всем мире развиваются, и они очень ему интересны, как показывает практика. Так почему мы должны лишать ребенка этого чувственного развития. Зачем три года ждать, и только потом начинать. Ребенок до трех лет развивается так, как потом за 30 лет не разовьется, и в этот период знакомить его с искусством очень важно. Это искусство специально для него, профессиональный театр на его языке, это тоже ценно, это важная, духовно развивающая и психологическая среда для роста ребенка.

– Зрители готовы к такому театру?

А.: Как только приходят и смотрят, сразу готовы, пока не пришел и не увидел сам, никто не готов.

П.: Этот страх, что все не готовы к современному театру, ничем не обоснован.

– Сейчас есть такое, что аниматоры ездят по школам и детским садам, называя себя театром, и родители думают, что этого достаточно.

П.: Наверно, это общероссийская проблема, корни которой кроются в несерьезном отношении к детям. На детские спектакли и бюджеты меньше, думают: «ну, давайте, какой-то задник завалявшийся поставим». Почему-то никто не хочет вкладываться на будущее.

А.: Это еще и несерьезное отношение к себе родителей. Если они считают, что профессиональный взрослый театр им не нужен и ничего не способен дать, не готовы работать над собой духовно, образовываться культурно, то тем более они не считают нужным предлагать это детям.

Е.: Современный детский контент построен больше на бытовой образной конкретике, он адресован не самым маленьким детям. Я замечаю, что через этот контент передается, скорее всего, опыт и навыки взрослости, тем самым отдаляя абстрактное восприятие от ребенка. Например, наблюдая за игрой внука, я вижу, как он запросто берет камушек, сажает его в машину, и для него это водитель. Ему не нужна достоверность образа, ему достаточно своего воображения. Чем больше мы погружаемся в пространство воображения ребенка, тем мы ближе к основам языка искусства. Воображение ребенка заряжено на восприятие эстетики, красоты, но постепенно мы его заглушаем и переводим в пространство взрослой бытийности. Бэби-спектакли – попытка погрузить ребенка, да и взрослого тоже, в этот детский мир воображения.

– А если родители переживают, что ребенок заплачет?

А.: Бэби-театр делается так, чтобы полностью завладеть вниманием ребенка и познакомить его с искусством. Спектакль простроен настолько бережно, нежно, душевно, трепетно, субтильно и красиво, что такое же воздействие он оказывает и на мам. Для них, это как посетить релакс-мероприятие: красивая музыка, все красиво, они расслабляются в пространстве радости и нежности. Бэби-театр предлагает культурный досуг для матерей в период декретного отпуска, им тоже очень важно быть не оторванными от культурного мира после появления ребенка. К тому же для родителей бэби-спектакли тоже открытие, потому что это новый опыт по познанию театра, его объема, возможностей и форм существования.

– Расскажите о спектакле, который вы ставите в театре Бестужева «Микрохи».

А.: В проекте «Микрохи» наша задача впервые познакомить местного зрителя с мировым форматом бэби-театра. Это спектакль о погружении в особый мир, ещё более маленький, но со своей эстетикой, со своим искусством и незнакомыми переживаниями. Это некий манифест приобщения детей к театру с рождения и приглашение их окунуться через театр в мир загадочного и прекрасного. Важный для нас момент, мы хотим подчеркнуть уникальность этого места, где мы сейчас находимся, близость к Байкалу, подчеркнуть значение этого озера для мира, природного начала, важности его существования здесь. Так что «погружаемся в Байкал» и в прямом и в художественном смысле. Как сверхзадачу ставим перед собой также познакомить и европейского зрителя, через спектакль, с таким уникальным природным явлением – озером Байкал.

 

«Бурятия» от 19.08.20202

В ближайшее время спектакль не состоится, следите за афишей.