«Мир может рухнуть, но ты остаешься у себя»

Опубликовано:
2019-03-20 17:18:00

Эффектная блондинка, актриса Русского драмтеатра Лиана Щетилина о жизни, профессии и, конечно же, секретах премьеры «Ганди молчал по субботам».

Добрая улыбка, грустные глаза, в которых загадка. Это актриса Русского драмтеатра Лиана Щетилина. Она же Софья в «Горе от ума», Маша в «Трех сестрах, Марта в «Пьяных» и БОМЖ в готовящемся сейчас спектакле «Ганди молчал по субботам» по пьесе молодого современного драматурга Анастасии Букреевой, который впервые будет показан 13 и 14 марта на Малой сцене ГРДТ. Перед премьерой мы встретились с артисткой и поговорили о театре, ролях, новой постановке, секретах красоты и воспитании детей.

О том, как всё начиналось

– Лиана, вы помните себя, когда пришли в театр. Что изменилось в вашем мироощущении за десять лет, что вы здесь?

– Я пришла девочка девочкой, вся такая исполнительная: «Что вы сказали, товарищ режиссер?», «Что нужно сделать?». Маленькая, глупенькая, студентка - не понимала, ни как жить, ни как что-то играть. Конечно, в театральной академии мы играли, но были 15-минутные отрывки, дипломный спектакль, это несравнимо с работой в репертуарном театре. Недавно поймала себя на мысли. Когда пришла в театр, меня сразу стали вводить в спектакль «Эти свободные бабочки». И режиссер Андрей Штейнер говорил: «Расслабься, отпусти себя, и у тебя все получится». Я искренне не понимала, что он имеет в виду, что значит «расслабься», я вроде и не напрягаюсь. И буквально недавно осознала во время спектакля «Дорогая Памела» - мне все равно, что думает обо мне как об актрисе в данный момент зритель: хорошо ли я играю, как выгляжу со сцены. Раньше были такие мысли: если так сделаю, будет некрасиво. А сейчас поняла – это неважно. И мне стало так легко и свободно, я кайфанула. Надеюсь, зритель тоже кайфанул. Мне кажется, когда ты смотришь на актера, который на сцене напряжен, ты тоже не расслабляешься и не получаешь эту энергию. Спустя десять лет я поймала эту фишку.

– Помните свою первую большую роль?

– «Три сестры», Маша. Анатолий Борисович не собирался брать меня на эту роль. Спасибо Дариме Владимировне, которая обратила его внимание на меня. Я тогда спросила у Марины Ланиной, которая играет Ольгу: «Откуда брать энергию?». Ведь такие спектакли очень затратные. После них приходишь домой и тебе хочется лечь и умереть. И чтобы тебя не будили трое суток кряду. Как играть это каждый день? А все приходит с опытом.

– Когда Сергей Левицкий стал художественным руководителем, вы ушли в декрет. А когда вышли, вам было сложно?

– Мне нравится работать с Сергеем Левицким. Мне нравится, как он мыслит, что делает. Не скажу, что мне комфортно с ним. Он «гоняет» нас так, что думаешь: «Пойду, заберу документы, и вообще это не моя профессия!!!». Но он заставляет тебя думать, и работать в его спектаклях, быть в его команде – здорово!

– Что вдохновляет не бросать?

– Это мое призвание. Я недавно задалась вопросом: «Мое ли это призвание?». Каждый актер в течение жизни задает себе этот вопрос – мое ли это, достоин ли я выходить на площадку. Ведь ты не просто выходишь на сцену, ты несешь за собой определенный месседж режиссера, своего персонажа, мысль. А имеешь ли ты на это право? Но я поняла, что быть актрисой – мое призвание и ничего другого так же хорошо я пока делать не умею. Мне нравится моя профессия.

О премьере

– Расскажите о спектакле «Ганди молчал по субботам», к премьере которого сейчас идет подготовка. О чем он?

– Для меня он, как слоеный пирог. Нельзя однозначно сказать, о любви он, о семье… Здесь история о мальчике, который попал в очень сложную жизненную ситуацию. Семья развалилась, папа ушел, и надо как-то жить, понять свои ориентиры, кто прав, кто виноват, принять, простить. А это очень сложно. И я не представляю, как такое переживают подростки. Но я четко поняла: в этом спектакле про то, что нужно обратиться внутрь себя. Когда весь мир рушится вокруг, когда кажется, что ухватиться не за что, ухватись за себя. Когда мне в первый раз это сказали, я не поняла. За что хвататься? Нет ничего, пустота, мне плохо, больно. Как ухватиться за того, кому плохо? И в этом спектакле про то, что где-то внутри тебя есть огромный стержень, столб, основа, которая вытащит тебя из любого «г…а». Может случиться все, что угодно, мир может рухнуть, но ты остаешься у себя. И, наверное, «Ганди молчал по субботам» об этом.

– Ваша героиня – БОМЖ. Как вживались в роль?

– Наверное, хорошо, что режиссер решает этот спектакль так, что мне не приходится играть по-настоящему БОМЖа, мне не нужно наблюдать за бездомными, копировать их манеры. В постановке я, скорее, гуру, носитель информации, о чем говорила выше. Моя героиня – тот человек, который сказал этому парню: «Обрати внимание на то, что у тебя внутри». Когда он распылялся и пытался хвататься за всех, кто вокруг. Когда человек тонет, он хватается за все, хотя надо вдохнуть и перевернуться на спину. И она говорит ему: «Просто остановись. Остановись. И помолчи… Ганди молчал по субботам».

– Ведь она сама пережила страшную трагедию.

– Да, в этом кроется разгадка того, почему она стала человеком без определенного места жительства. И режиссеры решают этот момент по-разному. Да, она оказалась в переходе, пережив страшное, но не покончила с собой - выбрала единственный для себя возможный путь жизни, не убив себя. Она жива, существует, мыслит, так воспринимает реальность – это ее выбор.

– Есть такие спектакли, которые приносят огромное творческое удовольствие?

– Да, это «Пьяные». Эта роль каждый раз дает тебе какое-то неимоверное количество энергии, мыслей, философии. Иван Вырыпаев – какой-то космический, нереальный человек. Откуда в его голове столько истины? Это потрясающе. И каждый раз, играя, я думаю: «Это же про меня…».

– Есть ли роль мечты?

– Нет, конкретной нет. Интересно играть неоднозначных, тех, у кого есть боль, про что рассказать. В спектакле «Фронтовичка» у меня роль девятилетней девочки. Там есть момент, когда мы с Настей (Турушевой) стоим и играет Бетховен. И для меня этот момент в роли основной – ради этого я выхожу на сцену, только ради этих 30 секунд. Это мой месседж в зал, возможно, никто не знает, что я транслирую, потому что это делаю молча, но эта мысль конкретная, и ее посылаю каждому человеку в душу, сердце, мозг. Надеюсь, меня кто-нибудь слышит, я верю в это. Ее и Мария Небылица озвучивает… Как донести молодому поколению, что война – это ужасно? Что такое война, когда я сама ее в глаза не видела…

О личном

– Есть у вас секреты красоты?

– Йога по утрам. У меня есть ритуал: я встаю рано утром, делаю йогу, принимаю душ, завтракаю и все это время не смотрю в телефон. У меня он стоит в беззвучном режиме с 10 вечера и до 7 утра. И до меня невозможно дозвониться, меня нет в этом мире ни для кого. Актрисе, конечно, надо следить за собой, это публичная профессия. Недавно прочитала, что женщина рождена в этот мир, чтобы его украшать. Так что все, девоньки, накрасились и пошли украшать этот мир. Единственные красивые здесь – это мы. Обязательно спортзал, три раза в неделю, если позволяют репетиции. Это поднимает мне настроение, дает мне энергию. Я начала замечать, что дает мне энергию, а что забирает.

– Что дает, а что забирает?

– Я не люблю ругаться – это забирает мою энергию, не люблю ждать. Плохие спектакли забирают. А дают – хорошие. Еще свежий воздух, спорт, общение с друзьями, дети. И плохие, и хорошие спектакли они лично для меня. Может быть, прекрасный спектакль, но моя роль в нем не дает мне энергии, не вдохновляет. «Фронтовичка» – хороший, когда ты выходишь, наполненный энергией, ты ее качнул у зрителя, зритель качнул у тебя. Еще «Пьяные». А с другой стороны, если ты какой-то спектакль не любишь, значит, ты в него что-то не вложил. А ты вложи и получишь отдачу.

– А в жизни пользуетесь актерскими навыками?

– Естественно, на жалость подавить. Шучу, конечно. Но твоя профессия тебя выручает, когда надо сделать хорошую мину при плохой игре. Когда тебе плохо, а ты должна улыбаться. Тогда включаешь свою фишку и начинаешь играть. Зритель не должен знать, что тебе плохо.

– Что вы никогда не позволите сказать своим детям?

– Я никогда не скажу им, где учиться и кем быть. Я никогда не скажу им, что я ими не горжусь или разочарована в них, что я их не люблю. Дети сегодня совсем другие, они гениальные. Я смотрю на своего сына и понимаю, что он знает больше, чем я в его возрасте. Моя дочь учит меня быть женщиной, слабой, чего я не умею, она учит меня, как надо реагировать, как надо радоваться. Все девочки рождаются идеальными, а потом нас портят. Мой сын учит меня слушать. Я недавно поняла это: он делал уроки, что-то у него не получалось. И вдруг он мне сказал: «Ты мне не помогаешь, ты меня не поддерживаешь!». И я подумала: «А сейчас, Лианочка, закрой рот и послушай. Твой ребенок первый раз в жизни высказал тебе, что он тобой недоволен, поэтому ты должна заткнуться и послушать». Он высказался, и я ответила: «Ок, я тебя услышала, давай обсудим это. И спасибо, что ты все это мне сказал, мне это важно. Если тебе что-то не нравится, говори, я не умею читать твои мысли». Часто в детстве мы говорим: «Родители меня не понимают». Конечно, не понимают. Они не умеют читать твои мысли. И «Ганди…» как раз об этом.

 

"Традиция" от 06.03.2019

В ближайшее время спектакль не состоится, следите за афишей.