Нина Туманова: «Театр – моя страсть и слабость»

Опубликовано:
2015-12-10 17:44:00

11 декабря на сцене Государственного русского драматического театра имени Н.А.Бестужева состоится бенефис народной артистки РФ Нины Тумановой, посвященный юбилею актрисы. Знаменательную дату театр отметит премьерным спектаклем Сергея Левицкого «Анатэма. Посвящение кино» по мотивам пьесы Леонида Андреева, в котором Нина Константиновна играет одну из главных ролей. Играет, впрочем, как и всегда, ярко, живо и так, что дух захватывает. 

Перед бенефисом мы встретились с народной любимицей и поговорили об одной из последних ее работ и о том, насколько довольна актриса своей профессиональной судьбой.
 
- Нина Константиновна, последняя ваша работа в спектакле «Анатэма» вновь дала повод восхититься вашим актерским талантом. Многие зрители отметили, что такой Нину Туманову они еще не видели на сцене. Можно ли сказать, что и для вас новая роль стала неким глотком свежего воздуха? 
  
- Роль Суры в спектакле «Анатэма» для меня дорога, любима и близка. Я стараюсь раскрыть все самое лучшее. Мне очень важно в своей роли показать зрителю то, что дорого мне. Актер – это его профессия, и каждую свою роль он обязан полюбить и вложить в нее всего себя. И я уверена, все актеры к этому стремятся, но… бывает драматургия слабая, режиссер мало помогает. А актер старается, бьется, потому что именно он выходит перед зрителем, а не художник и не режиссер. Иногда удается что-то сделать самому, а иногда совсем нет. И говоря о новой работе над спектаклем «Анатэма», скажу, что здесь для меня удачно соединилось все: и драматургия, и сама роль (то, что в ней заложено), и, конечно же, режиссура Сергея Левицкого. 
 
- Любая новая роль – это опыт, открытие себя. С какой стороны вы, как актрису, себя увидели в новом спектакле? Было ли место личному удивлению? 
  
- Трудно ответить на этот вопрос. Я не могу себя оценивать. Но отмечу, что этот спектакль  отличен от других тем, что в нем другой способ существования, и это стало для меня новым опытом. Я не хочу хвалиться, но я такой человек, что мне важно узнать, понять и сделать. И пусть режиссер при молодых актерах говорит, что у меня что-то не получается. Меня это не волнует! Ну и что с того, что я народная артистка. Моя цель – понять. А понять – значит сделать. Насколько это получилось, судить Вам – зрителю. Я пыталась выполнять требования режиссера, воплощать его замысел. А вот чем я горжусь, так это тем, что выдержала напряженный график репетиций перед премьерой 10 дней – с 11 утра до 9 вечера. И это в мои года! 

- Про новый опыт существования на сцене. «Анатэма» кардинально отличается от привычных постановок, что местный зритель видел на сцене. Скажите, вам такой, в какой-то степени экспериментальный театр близок и понятен? 
  
- Я не могу ничего сказать про «Анатэму», потому что этот спектакль я вижу только из-за кулис. Чтобы иметь полное представление, я должна оказаться в зрительном зале. Тогда увижу и ошибки, и недостатки, и достоинства. Скажу одно: для меня новая роль однозначно стала подарком. 
А вот спектакль «Фронтовичка» (он тоже непривычен для зрителя) я могу оценить. И скажу, что это изумительный спектакль! По режиссуре, по ансамблю, по актерскому существованию, по оформлению – по всем параметрам! 
 
- А что скажете о зрителе, особенно старшего поколения? Ему понятна подобная форма подачи спектакля? Наверняка ваши друзья и коллеги тоже высказывались. 
  
- Мои друзья, знакомые еще не видели «Анатэму», они придут 11-го декабря на мой бенефис. А вот актеры моего поколения, мнению которых я доверяю, высказались положительно. К примеру, Галина Дмитриевна Шелкова сказала: «Спектакль необычный, в нем все любопытно, интересно, сложно». 
Я скажу так: у этой постановки очень поэтичный язык, над ним нужно думать, а поэзию, как и классическую музыку, немногие воспринимают. Вот я, например, очень люблю смотреть оперу, хоть и не пою, голоса нет. Но я ее чувствую на эмоциональном уровне. Так и с «Анатэмой»: даже если вам что-то непонятно, но в вашем сердце появилось сопереживание - это уже попадание! 

- Нина Константиновна, сегодня вы заняты не в одном спектакле Русского драмтеатра, но был в вашей жизни период, когда ролей для вас не было. Вы тогда остро переживали это время? 
  
- Да, был такой период в моей жизни. В течение трех лет у меня не было новых ролей, а когда у актера нет ролей - это смерть, это внутреннее старение, это угасание. Спасло меня только то, что я преподавала в Академии культуры, иначе я не знаю, как бы пережила то время. 

- Сегодня вы снова блистаете на сцене, и надо отметить, делаете это уже на протяжении полувека. Насколько вы довольны своей актерской судьбой? 
  
- Может быть, это высоко будет сказано, но я счастливый человек. Для меня этот счастливый период начался с момента, когда я поступила в Ташкентский театрально-художественный институт, как и мечтала. Так продолжается и до сих пор. Безусловно, актерская профессия сложная, она треплет нервы. Даже сегодня, несмотря на большой опыт работы, независимо от званий и регалий, я, признаюсь, каждый раз, когда выхожу на сцену, страшно волнуюсь. Волнуюсь, буду ли я соответствовать ожиданиям зрителя. 
Другое дело, что любовь к театру отнимает мое личное время как матери, как жены. И я благодарна, что мои родные, мои золотые люди – муж, дочь, внучка – меня поддерживают, понимают и прощают. Я признаю, я виновата перед ними за свою страсть, за свою слабость к театру, за то, что работа для меня на первом месте. Это нехорошо, знаю. 
 
- Для вас, как для актрисы, какая награда самая главная? 
  
- Меня недавно на улице остановила женщина с двумя детьми. Дети взрослые, лет по 14 и 15. И они с таким воодушевлением ко мне подбегают и говорят: «Вы же Туманова? Мы вас так любим!». В этот момент я осознала, как же это приятно, когда даже на улице, глаза в глаза, к тебе подходят и выражают благодарность за твою работу. И здесь важно не то, что меня похвалили, а то, что ты доставил людям радость, а значит, ты им нужен. Думаю, это и есть главная награда для актера.


Еженедельник «ТВ-программа в Улан-Удэ» от 10.12.2015

В ближайшее время спектакль не состоится, следите за афишей.