Петр Прозоровский: «В театре надо работать, не жалея ни себя, ни своего времени»

Опубликовано:
2017-03-20 00:27:00

В Государственном русском драматическом театре имени Н.А.Бестужева служит большое количество актеров, окончивших театральные вузы и академии на Дальнем Востоке. Один из них – молодой, талантливый и перспективный актер Пётр Прозоровский. Как он решил поменять профессию историка на актера и почему шесть лет назад приехал в Улан-Удэ, читайте в материале корреспондента ИА «Восток-Телеинформ».

- Пётр, расскажите немного о себе, откуда вы родом?

- Я родился в Бурятии, в поселке Нижнеангарск Северо-Байкальского района. Детство провел здесь, на берегу Байкала. А перед школой родители решили перебраться в Приморье, где я уже окончил школу и университет. Здесь, в Бурятии, у меня много родственников – так что это стало одной из причин моего возвращения сюда. К тому же меня всегда тянуло на родину.

- Почему вы решили выбрать профессию актера, или она сама вас выбрала?

  - Когда я учился еще в школе, мне было безумно интересно, как снимают кино, сам процесс киносъемок, как актеры выживаются в свои роли. Профессия актера, пожалуй, единственная, где можно примерить несколько разных, порой противоположных образов, прожить несколько жизней, попытаться понять, почему люди поступают так или иначе в определенных обстоятельствах. Правда, несмотря на то, что в школе мне было интересно актерство, поступил я все же на исторический факультет. Я проучился на историка год, практически безвылазно просидел в библиотеках и архивах, но к окончанию первого курса понял, что это «не мое», что я не готов посвятить свою жизнь событиям, которые произошли тысячу лет назад, а увлечение историей может быть просто хобби. Поэтому, закрыв летнюю сессию, я забрал документы и сказал маме, что хочу поступать в театральный.

- И как мама отреагировала на ваше решение?

- Конечно, сначала рассердилась, все-таки профессия актера не самая стабильная и высокооплачиваемая в наше время. Но я ее успокоил тем, что если не поступлю, то на следующий год смогу восстановится сразу на второй курс на историческом факультете. Но мне повезло – я поступил, чему очень рад. Так что в результате мама мое решение даже одобрила и сказала, что я молодец, что смог отстоять свое право на ту жизнь, которую хочу прожить, на работу по душе и по сердцу. Я и сам рад, что тогда решил сменить профессию – это то, чем я хочу заниматься, то, что мне интересно и что меня вдохновляет.

- А как вы попали в улан-удэнский театр им.Бестужева?

- Как я сказал выше, меня всегда тянуло на малую родину. К тому же здесь уже работали мои знакомые актеры, учившиеся на старших курсах, и неплохо отзывались о театре. То есть я уже представлял, что это за театр и как здесь все устроено. Конечно, после окончания мне поступали предложения о работе в других театрах, в Благовещенске, в Уссурийске, но все же самое первое предложение поступило, как ни странно, от нашего актера Стаса Немчинова, который сказал: «А приезжай к нам!». А в театральной среде существует поверье, что от первого предложения не отказываются. Так, я оказался в Улан-Удэ.

- Скучаете по Владивостоку?

 - Безусловно! Как же можно не скучать по городу, где есть море? Представьте, я всю жизнь жил рядом с водоемами, в Нижнеангарске рядом с Байкалом, в Приморье, в поселке Славянка, рядом с океаном – мог запросто встать утром и буквально за несколько минут дойти до берега. Вода – это такая стихия, такая притягательная сила, что просто невозможно не скучать по ее отсутствию. Здесь в Бурятии, чтобы добраться до ближайшего водоема надо обязательно ехать на машине. Но при всем этом Улан-Удэ мне нравится, это классный город, здесь живут в большинстве своем добрые и хорошие люди. Удивительно, что здесь так много фонтанов. Конечно, мои друзья говорили, зачем ты поехал туда, откуда все наоборот уезжают. Но в этом плане я придерживаюсь жесткой позиции, я считаю, что нужно стараться в том месте, где ты находишься, делать свою жизнь и жизнь окружающих лучше. Можно в любой момент сказать: «все, ребята, до свидания!». А зачем, какой в этом смысл? Зачем убегать из этой, как говорят, «дыры», если нужно, прежде всего, перестать считать родной город «дырой», работать над его развитием и прекрасно жить. Так что мне здесь нравится, я встретил в Улан-Удэ свою любовь, красивую девушку, женился, у меня здесь работа, которую я люблю, друзья.

- Как же вам удается распределять время между семьей и работой, ведь театр отнимает много сил?

 - Да, в театре надо работать с утра до ночи, не жалея ни себя, ни своего времени. Театр отнимает много сил, и труппа со временем становится одной большой семьей. У нас так и случилось, мы все очень дружны. Конечно, как в любой семье случаются недопонимания, но мне кажется, у нас дружные актеры, которые относятся друг к другу с теплотой и искренней добротой. Супруга у меня понимающая, актер – это не работа по строгому графику, и перед премьерой в театре можно пропадать буквально сутками. Например, как сейчас, когда идет подготовка к премьере спектакля «Конец героя».

- Давайте, уже полностью сосредоточимся на театре. Вам часто достаются отрицательные роли, так?

- Это не совсем так, роли у меня разные. Но да, случаются и злодеи (смеется). Может, у меня на лице написано, что я не положительный персонаж. Но вот вы, например, работаете на заводе. Вы же не придете к руководству и не спросите, почему я вытачиваю именно эти детали, когда мне нравятся совсем другие. Так и я, если режиссер видит именно меня в этой роли, то почему бы и нет. У нас ремесло такое – уметь воплощать разные образы. Кто-то может быть комедийным героем, что называется, от Бога, например, Володя Барташевич или Сашка Кузнецов. Видимо во мне режиссеры видят отрицательное обаяние. Но не соглашусь с вами, что у меня чаще отрицательные роли. Есть и положительные. Это роль Ивана Печника в спектакле «Летучий корабль». А Раскольников, он ведь не отрицательный герой, а запутавшийся. Наум в постановке «Анатэма. Посвящение кино» – он, скорее, несчастный, чем какой-то плохой.

- А каких вам интереснее играть положительных или отрицательных?

- Не отвечу на этот вопрос. В каждом персонаже можно найти то, за что ты можешь полюбить своего героя. Ведь если ты его не любишь, то и создать образ у тебя не получится. Я вообще считаю, что нет отрицательных героев, есть непонятые. Вопрос стоит в том, чтобы преподнести его публике в той форме, которую предложил тебе режиссер, наполнив его собственным содержанием. В этом и заключается работа актера. Например, сеньор Помидор в сказке «Приключения Чиполлино, или Тайна загадочного письма». Он ведь не отрицательный герой, просто в этом плодовоовощном мире фрукты правят, а овощи им прислуживают. И Помидор он вроде относится к овощам, хотя по классификации плодов растений это ягода, поэтому он отчаянно пытается примкнуть к фруктам, отсюда идет его такое заискивание перед принцем Лимоном. Поэтому у меня нет любимых героев, они для меня одинаково хороши, просто с одними легко работать, с другими тяжело.

- А от каких тяжело?

- Сейчас, пожалуй, это Раскольников в «Преступлении и наказании». Мой герой убивает старуху-процентщицу 12 раз за вечер (смеется). Тяжело играть двенадцать раз одно и то же так же хорошо, как в первый раз. Из этой роли я очень тяжело выхожу. Но что поделать – придешь домой, выпьешь чай, успокоишься, и жизнь продолжается.

- Говоря о «Преступлении и наказании», каково это - играть в столь необычном спектакле, когда актеры находятся так близко к зрителю?

- Вначале было немного не по себе, отвлекали шорохи, кашель, разговоры. А потом уже абстрагируешься от происходящего, вживаешься в роль и просто перестаешь замечать что-либо. Все приходит с опытом.

- Сейчас вы так же готовите спектакль «Конец героя», где будете находиться в непосредственной близости от зрителей?

- Да, новый спектакль представляет собой «сцену на сцене», когда на нашей основной сцене будет стоять небольшая эстрадка в духе кабаре, где пройдет основное действие спектакля в виде скетчевых номеров «камеди клаба», а по периметру будут стоять столики, за которыми будут сидеть зрители. Как в настоящем кабаре, у нас будут музыканты, кордебалет, конферансье. Официанты-актеры будут обслуживать столики, можно заказать напитки, закуски. Я играю одного из официантов, так что, как мы шутим, чаевые приветствуются.

 - Сегодня разные отзывы можно услышать о спектаклях Русского драмтеатра. А вам нравится все, что делает Сергей Левицкий?

- Сергей Левицкий делает спектакли, которые заставляют нас думать. Может, они не всегда понятны, но всегда интересны, зрелищны, необычны, этого у него не отнимешь. В них всегда любопытно работать, пробовать что-то новое. Вот сейчас жанр нового спектакля «шоу-кабаре», и опять – на нашей сцене такого еще не было, это новый опыт не только для зрителя, но и для самих актеров. Я видел разных режиссеров, были и такие, кто ставит спектакль по написанному, не придумывая и не вкладывая ничего своего. Это скучно. А когда ты понимаешь идею режиссера, когда он ведет тебя к ней вместе с собой, когда знает чего хочет и нацелен на результат – это здорово. Сергей ничего не навязывает зрителю, он пытается откровенно говорить с ним на темы, которые волнуют его.

- Вы актер не только театра, но и кино. Снимались в таких фильмах, как «Буззы», «Эластико». Было желание посвятить себя только кино?

- Честно говоря, нет. Кино – это кино, а театр – это целая жизнь. В кино ты один раз сыграл сцену с первого или десятого дубля, и она на всю жизнь осталась. А в театре твой герой меняется вместе с тобой, каждый раз ты можешь его сыграть по-разному, открыть в нем что-то новое и для себя, и для зрителя, сделать героя в других красках.

- Жена у вас тоже из театральной среды?

- Нет, она у меня, как раньше говорили, из публики, к театру не имеет отношения, только, как зритель. Я считаю, что это даже хорошо. Невероятно трудно находиться вместе 24 часа в сутки, проходишь с работы и о работе даже нельзя поговорить, потому что вторая половина все знает. А когда работаешь в разных местах, есть время друг по другу соскучиться, ценишь время, проведенное с любимой, еще больше.

 

 

Алена Рябова, ИА «Восток-Телеинформ» от 20.03.2017

В ближайшее время спектакль не состоится, следите за афишей.