Софья и Ганька: две женщины, две судьбы

Опубликовано:
2019-11-06 11:42:00

В театре Бестужева готовятся к премьере спектакля «Наводнение» в постановке Сергея Левицкого.

Среди молодых актрис Русского драмтеатра две блондинки – Лиана Щетилина и Елизавета Михайлова. Одна – высокая, тонкая, почти прозрачная, другая – страстная, энергичная, излучающая жизнелюбие. Они разные по энергетике, внешности, характеру. Кажется, их объединяет только цвет волос, но есть дружба, есть профессия и новый спектакль Сергея Левицкого «Наводнение».

Для него прямо на сцене будет построен зрительный зал на 200 человек, а на глазах у публики развернется «почти кино в семи главах» на основе рассказа Евгения Замятина. Режиссер, вдохновленный арт-хаусными фильмами, оставил в общих чертах сюжет произведения и фактически написал пьесу с новыми сюжетными линиями и другими смыслами.

«Наводнение» – трагичная история супругов Софьи и Трофима, которые прожили вместе много лет, но так и не смогли родить ребенка. Они берут на воспитание девочку Ганьку, но подросток не спасает брак, а через несколько лет, когда девочка станет девушкой, и вовсе обернется катастрофой. Лиане Щетилиной досталась роль Софьи, а Лизе Михайловой – Ганьки. Между актрисами разница 5 лет, а между героинями 25.

Мы встретились в гримерке, в перерыве между репетициями и поговорили о Софье, о Ганьке, о спектакле, актерских вызовах, страхах и мечтах.

Сергей Левицкий и откровенные сцены

Для актрис «Наводнение» – это практически первая большая работа с Сергеем Левицким. Ранее это были или не основные роли, или другие режиссеры, или декрет, Лиана и Лиза пару лет назад стали мамами. И вот теперь – главные роли в премьере. С какими мыслями они приступают к важному и сложному спектаклю?

Лиза: На репетициях стоит напряженно-приятная атмосфера, все волнуются, нервничают, сегодня пошли ногами, когда от текста приступили к воплощению, и внутри какая-то истерика.

Лиана: Первая сцена и сразу довольно откровенная. И всем неловко, пока не все понятно, но работаем, все должно быть по правде.

Лиза: Когда Сергей Александрович начертил линию конца сцены, и ты понимаешь, что вот здесь, буквально полметра, и будет сидеть зритель, а мы как на ладони со всеми подробностями, я говорю себе: «Лиза, ну, и чего ты выкаблучивалась, что на три-пятнадцать все сыграешь?» А теперь страшно.

Лиана: Хорошо, что в пьесе все расписано, вплоть до внутреннего монолога, и было время с этим материалом пожить, подумать, режиссер сказал, какие фильмы посмотреть, чтобы поймать атмосферу. То есть в принципе мы уже давно работаем над спектаклем, работаем над образом.

Софья и Ганька: две женщины, две судьбы

Лиза: Я почему-то думала, что Ганька – темненькая, а прочитала у Замятина, что она блондинка с челкой, которая как раз раздражала Софью. Я поняла, что отрежу себе челку для спектакля. Вообще, для меня большая сложность в том, что вначале надо сыграть девочку-подростка, а потом женщину. Это актерский вызов: чтобы зритель поверил, что вот из этой голодной девочки с невинными глазами через 20 минут появится женщина с другой походкой, взглядом. И интересно, и боязно. Пока я к Ганьке буду привыкать. Ганька, пожалуйста, помоги! (Разговариваете со своими персонажами?) У каждого персонажа свой голос, своя интонация, манера, пока у меня нет ее целостного образа, не могу понять, мой это персонаж или нет.

Лиана: Я не разговариваю со своими персонажами, но иногда хожу по улицам и пытаюсь посмотреть на этот мир так, как бы посмотрела Софья. Это, наверное, сумасшествие или особенность профессии, она совершенно не я, по крайней мере, сейчас. Для меня этот спектакль о том, что каждый человек должен беречь мир: мир в своей душе, мир вокруг.

Лиза: Ганька, не хочется вешать ей ярлыки, но она скорее недолюбленная, одинокая, зависимая.

Лиана: Софья жертвующая, сострадательная, интеллигентная, они обе не хорошие и не плохие, они женщины со своей судьбой. И на чьей стороне будут зрители еще вопрос. Кого они пожалеют: Софью, у которой не было выбора, или Ганьку, которая хотела любви?

Метафоры и камерный спектакль

200 зрителей прямо на сцене, глаза в глаза – к чему это обязывает артиста?

Лиза: Здесь ты не соврешь, каждый взмах ресниц, дыхание – все должно быть по правде, мы как на ладони, и это обязывает жить, а не играть.

Лиана: Когда читали пьесу, Сергей Левицкий говорил, что голосом неправильно подаю, потом посоветовал посмотреть на героиню фильма «Догвилль» Ларса фон Триера. Я посмотрела и поняла, что они говорят, не напрягая голоса вообще, я в жизни говорю активнее и громче, чем требуется сейчас.

Лиза: Это нужно для реалистичности, здесь все по-настоящему, твои соседи могут так жить.

Лиана А какой смысл ставить про тех, кто жил сто лет назад? Про нас, лично про тебя всегда интереснее. И тем более в этом спектакле будет все по Станиславскому, обычно Сергей Александрович так не ставит.

Лиза: Но при этом каждая вещь будет иметь второй смысл, все равно это будет головоломка для зрителя. Я думаю, каждый спектакль Левицкого для пытливых умов, думающих людей. Здесь все больше, чем кажется на первый взгляд, и семейная драма – это первый план.

Лиана: Для меня этот спектакль о не сопротивлении злу, наверное. Не есть ли не сопротивление злу – еще большее зло? Ведь человек, подавляемый кем-то в какой-то момент, как пружина, рано или поздно выстрелит.

Лиза: Я не могу так сказать, о чем он, там очень много тем, он о любви.

Лиана: О том, что нельзя жить в нелюбви...

Лиза: Да, и о том, как люди из разных слоев не могут понять друг друга. Здесь и поколенческие вещи, и геополитические, и столкновение мужского, женского, отцов и детей, и межрасовые.

Лиана: Но что точно, что в спектакле нет неживых людей. Они все очень живые, чувствующие.

Актерские мечты и страхи

Лиза: Актер должен быть честным с самим собой и зрителем.

Лиана: Трудолюбивым, в нашей профессии это очень важно, талант дается человеку Богом, но если у человека есть трудолюбие – это ценнее.

Лиза: Открытым, искренним, любить профессию.

Лиана: Любознательным. Всегда мало, что есть в твоей личной биографии, и только своего жизненного опыта недостаточно, нужно получать его от других людей, наблюдать, перенимать.

О ролях мечты

Лиза: Я хочу, чтобы вернули Машку из «Мама, мне оторвало руку», пока это единственная роль, которую я хотела бы еще раз сыграть.

Лиана: Я не люблю этот вопрос, ты, например, мечтаешь сыграть Джульетту, а приехал режиссер и поставил плохо, ремесленно, без души, так, что на поклон стыдно выходить, и тогда роль мечты превратится в пытку.

Лиза: Еще хочу что-то комедийное сыграть, чтобы зал хохотал, а ты им подбавляешь, и они просто рвутся от смеха. Всегда на любой комедии есть женщина, которая так искренне и эмоционально смеется, что все хохочут вместе с ней.

О страхах и минусах актерской профессии

Лиза: Я боюсь забыть текст. Первый шаг выхода на сцену – самое страшное.

Лиана: Я постоянно что-то боюсь, забыть текст, упасть и дергать ножками, что не будет слез, когда они нужны.

Лиза: В этой профессии я ради себя, я не представляю себя без театра. Но минус в том, что редко видишь своего ребенка. Но без театра уже не можешь, это болезнь, жуткая зависимость, адреналин.

Лиана: Ни один человек не испытывает столько эмоций, сколько мы, у нас эти яркие эмоции с пятницы по воскресенье.

Лиза: Теперь и со вторника.

Лиана: А еще ты постоянно оцениваешь себя и не в лучшую сторону, достаточно ли ты хорош...

Лиза: у меня такого нет, я звезда...

Лиза вновь заразительно смеется, а помощник режиссера завет актрис на репетицию. Интервью, как и запись, прерывается. Впереди «Наводнение», премьера которого пройдет 15 и 16 ноября на сцене театра Бестужева. Его долго ждали актрисы, теперь его ждут зрители.

 

Ольга Аносова, "Молодежь Бурятии" от 6.11.2019

В ближайшее время спектакль не состоится, следите за афишей.