В Улан-Удэ рассказали, в какой цвет решили перекрасить стены в театре Русской драмы

Опубликовано:
2020-08-14 11:59:00

Наталья Светозарова – о работе театра в пандемию, премьерах, развитии и текущем косметическом ремонте.

Театры Улан-Удэ сейчас находятся в ожидании открытия сезонов. В марте они были вынуждены досрочно прекратить работу, не успев показать свои премьеры и реализовать запланированные проекты.

Наталья Светозарова - о работе театра в пандемию, премьерах, развитии и текущем косметическом ремонте

Мы встретились с директором Русского драматического театра имени Н.А.Бестужева Натальей Светозаровой, которая в октябре прошлого года возглавила учреждение культуры. И поговорили о работе театра в режиме пандемии, премьерах, развитии и текущем косметическом ремонте.

– Наталья Николаевна, практически год вы возглавляете театр. С какими мыслями, эмоциями вы прошли этот период?

– Конечно, было непросто в первое время. Театр – это особый, живой организм, который слаженно функционировал на момент моего прихода. Кроме того, тогда он только пережил потерю директора Петра Григорьевича Степанова, которого коллектив любил. И нужно было соответствовать критериям, предъявляемым к руководителю, – быть и мягким, и жестким в каких-то вещах одновременно, найти взаимопонимание с художественным руководителем, артистами, цехами. В любой работе, когда приходишь на новое место, важно стать частью команды. И чтобы возглавить ее, необходимо вначале влиться. Стараюсь, надеюсь, что у меня получается.

– Расскажите о том, как театр переживает пандемию? Чем вы занимались в это время, когда зрители не могли приходить к вам?

– Пандемия – это тот опыт, который нам еще предстоит отрефлексировать. Но для театра такой длительный простой – это катастрофа. Артист не может так долго не выходить на сцену, это влияет на его физическое и психологическое самочувствие. А театр – это живая энергия, ее артист черпает у зрителя, зритель – у артистов, а все остальные службы и цеха – в творческой работе. До пандемии мы жили в цейтноте: премьеры, юбилеи, проекты. И тут – остановка! И надолго, что не может не сказываться на моральном самочувствии коллектива. Хорошо, что у нас были онлайн-проекты, где мы могли реализовать наши творческие силы.

– Но вы не показывали спектакли онлайн?

– Мы открыли доступ к документальному спектаклю «Дежавю». Также в День Победы на канале «АТВ» мы показали один из лучших наших спектаклей «Фронтовичку». Другие постановки мы не могли показать по разным причинам: авторские права, качество записи. Мы открыли доступ к лекциям театральных критиков, показали эскизы «Территории РОСТа» прошлых лет. Но все же, согласитесь, смотреть спектакль вживую или посредством медиа носителей – это совершенно разные вещи. Театр – не кино, там все направлено на качественную картинку, а в театре даже камерой нельзя ухватить все действие целиком, чтобы и первый план, и второй, и эмоции артиста, и звук, и свет, здесь важно комплексное воздействие на человека, которое способно дать только личное присутствие.

Но, понятно, мы не могли оставить зрителей без какого-либо творческого общения, поэтому активно развивали разные онлайн-проекты. Проводили интервью с артистами в социальных сетях, сделали, на мой взгляд, хороший детский проект «Театральные каникулы», где артисты читали книгу Марии Парр «Вафельное сердце», записывали отрывки других детских произведений, участвовали в разных мероприятиях Министерства культуры Бурятии.

– После того, как были введены послабления в режим самоизоляции, и вы вернулись к работе, чем вы занимались?

– В мае мы еще работали над незавершенными в марте делами, а в июне ушли в отпуск. И с 10 июля театр приступил к работе, начались репетиции спектакля «Калека с острова Инишмаан» по пьесе Мартина Макдонаха. Эту премьеру мы должны были показать еще в мае, но перенесли на осень. Сейчас режиссер Антон Коваленко находится в Улан-Удэ и активно репетирует с актерами. Надеемся, что в сентябре сможем показать ее зрителям, в планах этим спектаклем открыть 92-ой театральный сезон.

Также с 17 августа стартует наша ежегодная творческая лаборатория для детей и подростков «Территория РОСТа. Год пятый», которая проходит при поддержке Правительства РБ и Министерства культуры Бурятии. В этом году она посвящена беби-театру. К нам сейчас приехал один из ведущих специалистов в этой области, режиссер Алмаз Садриев, он готовит невероятный беби-спектакль для малышей от 0 до 3 лет «Микрохи», посвященный нашему Байкалу. Это будет первый беби-спектакль в нашем театре, который познакомит зрителей с этим популярным в Европе театральным форматом. А также у нас в гостях в рамках лаборатории побывают создательницы санкт-петербургского беби-театра «Пуговица» Ирина Амосова и Ольга Боброва. Они также готовят спектакли для самых маленьких. К сожалению, в этом году «Территория РОСТа» проходит в закрытом формате. Когда будет возможность, мы обязательно покажем наши премьеры юным театралам.

– Ваш косметический ремонт вызвал особый интерес?

– Немного странно, что такой незначительный вопрос приобрел такое освещение. И удивительно читать, что покраска стен делалась в мое отсутствие. Еще весной было принято решение за время отпуска осуществить косметический ремонт. Наши розовые стены прекрасны, но, к сожалению, непрактичны. На них видна пыль, грязь, подтеки. А структура этой венецианской штукатурки не позволяет применять чистящие средства. Проще говоря, грязь невозможно смыть. Я приняла решение изменить цвет стен в мае. Консультировалась со специалистами: дизайнерами и художниками. Мы долго совещались и остановили свой выбор на сером цвете. Но это не просто офисно-серый, а парадный, серебристо-жемчужный с фактурной штукатуркой. И художник, и дизайнер, с которым я говорила, одобрили мою идею.

Интерьер с таким цветом стен станет более цельным, собранным по цвету. Он более выгодно подчеркнет декоративные элементы, объединит их и уберет лишнюю суету. Визуально соберет по цвету пол и потолок, потому что в нашем орнаменте на полу присутствуют белый, темно-серый, светло-серый цвета, а также золотисто-песочный, этот графичный пол будет переходить в серые графичные стены с белыми колонами и лепниной, а они в белый потолок с золотыми люстрами. И это будет гармонично.

– Руководство театра упрекнули в том, что вы хотели перекрасить стены в черный цвет.

– Это неправда. Никогда не шла речь о том, чтобы покрасить стены в черный. Шла речь о сером цвете и его оттенках. Хотелось больше контраста, поэтому остановили выбор на темно-сером цвете с жемчужными вкраплениями. Те фотографии, которые были опубликованы, и которые, кстати, для меня непонятным образом оказались в СМИ, – это всего лишь первый и свежий слой краски, без штукатурки. Они априори не могли продемонстрировать замысел. Мы и сами хотели более светлый цвет, и та первая покраска не соответствовала идее.

– И в том, что серый не соответствует классическому интерьеру?

– Мы тоже не просто так выбрали цвет. Как нам поясняли художники и дизайнеры, наш театр близок эклектике. Классическое решение в современном понимании – любой архитектурный стиль, который использует элементы античной архитектуры. И цвет тут не является приоритетным. К классике можно отнести и классицизм, и барокко. А вот, например, готику или модерн нельзя, потому что они не в диалоге с античностью. В нашем интерьере есть и элементы классицизма (колонны, пилястры) и элементы модерна (витражи, лепнина). Есть и египетские мотивы в туалетах и зонах отдыха. Сочетание многих стилей является эклектикой. Интерьер и экстерьер нашего театра не канонично классический. А при эклектике ты имеешь право принимать разные решения, в том числе сделать цвет стен другим.

– Все вопросы с Бургражданпроектом урегулированы?

– Конечно. Возникло недопонимание, мы действительно должны были согласовать изменения в интерьере. Но мы ориентировались на то, что при сдаче здания на баланс государства авторское право автоматически перешло заказчику. Когда подняли документы, оказалось, что при сдаче театра этого сделано не было. Но с архитекторами, слава богу, пришли к согласию, они документально разрешили нам изменить цвет стен. Архитектор согласился с нашей идеей серого цвета, только с добавлением розового отлива. И я рада, что стены, как мы и планировали, будут нежно серые с оттенком пепельной розы и жемчужными вкраплениями. Сложный и красивый цвет, лучше увидеть. Сохранятся все декоративные элементы, что бережно создавались авторами проекта. По вопросу согласования с Минимуществом ремонта здания, когда я туда обратилась, мне ответили, что при проведении ремонтных работ согласование с ними не требуется, таких полномочий у ведомства нет.

– Какие планы на будущее?

– В планах сделать на третьем этаже стильную фотовыставку, обновить портретную галерею, у нас меняется полиграфия, планируем заменить форму капельдинерам, будем делать тематические фотозоны. Создаем вокруг себя красивое и современное пространство. За 10 лет эстетика и визуальные тренды поменялись, хочется соответствовать тенденциям современного дизайна интерьеров и при этом сохранить все, что с такой любовью создавалось. К тому же нельзя сказать, что серый не праздничный цвет. Говорят, все новое – хорошо забытое старое, а серый был излюбленным цветом аристократов и ассоциировался с благородной роскошью.

В ближайшее время спектакль не состоится, следите за афишей.