Владимир Барташевич и Анастасия Турушева: «Мы оба живем театром, но личное оставляем вне его стен»

Опубликовано:
2016-03-31 17:37:00

Владимир Барташевич и Анастасия Турушева одни из самых ярких и востребованных актеров Русского драматического театра. Игра каждого из них не оставляет никого равнодушным, ибо даже на уровне зрительского восприятия чувствуется, как актеры преданы сцене и самой профессии. Впрочем, своей любви к театру они не скрывают, так же как и не скрывают, что именно театр стал тем главным звеном, который связал их как пару. 

Накануне премьеры нового спектакля «Преступление и наказание» мы встретились с молодыми актерами и поговорили с ними не только о предстоящей постановке, но и о новых творческих открытиях, работе с художественным руководителем и, конечно же, немного о личном.
 
- Сегодня Русский драматический театр на пике своего творческого развития. Можно сказать, происходит некая его перезагрузка: он становится иным, и он становится современным. Ребята, для вас, с учетом всех текущих изменений, театр открылся с новой стороны? 

Владимир: - Сегодня для нас театр действительно начинает открываться с новой стороны. В первую очередь, конечно же, говорим о творческих открытиях. К примеру, не так давно мы съездили в Москву, приняли участие во внеконкурсной программе «Маска плюс» фестиваля «Золотая маска». Сам факт того, что один из наших новых спектаклей «Фронтовичка» заметили – это уже огромный шаг вперед как для театра, так и для нас, актеров. Вместе с тем очень много открытий, связанных со знакомством с новыми людьми, людьми творчества. Например, в рамках проекта «Театральный лекторий». Ну и, безусловно, сама работа с Сергеем Левицким (прим. ред. – художественный руководитель театра) – это тоже для нас открытие. Открытие в плане новых возможностей и способов существования на сцене, другого понимания театра, которому нас обучает Сергей. 
Ну а то, что театр сегодня на пике своего творческого развития… Возможно. Хотя то ли еще будет! Может, мы только приближаемся к самому пику, и каждый раз будем приближаться и приближаться. Хочется об этом мечтать, конечно (улыбается).  
 
- Вместе с перезагрузкой театра, полагаю, перезагрузка происходит и с самими актерами. Какие сегодня новые грани своих творческих возможностей вы открываете? 

Анастасия: - Театр сегодня становится другим, как для зрителей, так и для актеров. Он идет вперед, и вслед за ним и мы, его служители. Такими мы театр еще не видели. И все, что происходит в нем сегодня, для нас самих в новинку.  

Владимир: - И это безумно интересно – открывать в себе что-то новое. Вроде и до этого работали и работали, а тут бах и понимаешь: «Ох ты, я еще так умею, оказывается!». Конечно, не нам судить, насколько у нас хорошо получается работать, это пусть судят зрители, но что-то новое в себе мы открываем, и это бесспорно. К примеру, на днях, на репетиции спектакля Сергея Левицкого для подростков «Макаки, пицца и деструкция», я с удивлением узнал, что Олег Петелин умеет играть на барабанах. Причем делает это очень неплохо! А ведь мало кто об этом знал, да и никому до этого не было необходимости использовать наши способности в полную силу.  

Анастасия: - Мы стали более свободными на сцене. Перестали бояться показать себя с другой стороны. Не то, чтобы раньше не могли, но раньше у нас не было такой возможности.
 
- Все изменения, о которых мы сейчас говорим, в первую очередь связаны с приходом нового художественного руководителя в театр. Скажите, вы сразу доверились Сергею Левицкому?  

Владимир: - Конечно, сразу доверились. Мы и до этого его знали, и учились вместе, и дружили и продолжаем дружить. С его приходом изменился и темп работы в театре. Сергей – это человек-суперскорость, приходится все успевать за ним. Нет возможности даже выдохнуть и передохнуть. Вот я лично уже три дня не могу выйти из театра, чтобы сбегать по личным делам. Нет на это времени, мы постоянно в работе.  

- А можно сказать, что таким образом вы в какой-то степени жертвуете собой ради театра?  

Владимир: - Ни в коем случае это нельзя назвать жертвой! Мы просто живем театром.  

Анастасия: - О какой-то жертве с нашей стороны нельзя говорить, пока у нас только любовь к театру. Все, что мы делаем, мы делаем с большой любовью. Другое дело, когда у нас с Владимиром появятся дети. Тогда, наверное, нужно будет суметь все правильно распределить и думать, возможно ли столько времени уделять только театру. 
 
- Тем не менее, сегодня вы почти круглосуточно в театре, и одна из причин такой занятости в новом спектакле – в спектакле-бродилке «Преступление и наказание». Форма самого спектакля уже вызывает вопрос: что ожидает зрителя на этот раз?  

Владимир: - Ну, как сказал сам Сергей, новый спектакль – это авантюра (улыбается). И мы сами, и наши зрители все вместе нырнем в эту авантюру. Такую форму спектакля бурятские театры еще не ставили, когда зритель не просто сидит в удобном кресле в зале, а перемещается по всему театру, каждый раз меняя локации и сцены из спектакля. Что из этого получится и как это воспримет публика, мы не знаем. Мы сами такого театра не видели. Пока мы знаем только, как себя вести и какой способ существования в новом спектакле будет, но о конечном итоге можно говорить только после первых показов. 
  
Анастасия: - В любом случае лично мы, актеры и все другие работники театра, готовы к новому эксперименту. А еще мы очень доверяем Сергею Левицкому и верим, что его новая работа найдет отклик в сердцах многих. 
 
- В спектакле вы играете роли Раскольникова и Сони. Что для вас дается сложнее в этой работе, ведь наверняка, чтобы сыграть этих героев, нужно иметь за душой нечто?  

Владимир: - В этом спектакле, надо сказать, не один Раскольников и не одна Соня. Их несколько и все они распределены по сценам и локациям. Нам же доверили играть сцену, где Раскольников признается Соне в убийстве. Что должно быть за душой у актера? Небезразличное отношение. Есть такие роли, которые заставляют расти профессионально, и роль Раскольникова в том числе. Ты становишься кем-то, роль тебя подтянула, ты повзрослел, стал другим человеком. И в этом смысле сложность для меня в том, чтобы суметь осознать все, что есть у тебя за душой. Остаться небезразличным. 
  
Анастасия: - Я лично пока не могу сказать, что мне дается сложнее всего. Есть задачи режиссера, которым я должна следовать. Одна из главных задач – сделать все очень натурально, чтобы этот спектакль стал настоящим путеводителем по страницам романа. Пожалуй, в этом для меня и есть сложность – работать в максимальной приближенности и натурализме всего происходящего, чтобы создать у зрителя ощущение присутствия в романе.  
 
- Раскройте некоторые фишки спектакля, если это возможно?  

Анастасия: - Главный эксперимент – это эксперимент с самой формой. И благодаря тому, что это спектакль-бродилка нынче у зрителя будет невероятная возможность окунуться в Петербург Достоевского. Например, у зрителя будет возможность стать полноценным посетителем трактира, в котором Раскольников подслушает разговор студента и офицера. Более того, он даже сможет купить себе горячительный напиток и закуску. Может быть, зритель даже сможет помочь Мармеладову, когда его собьет лошадь. В общем, найдется чему удивиться.
 
- Теперь вопрос личный. Так как вы не только коллеги по сцене, но и пара в жизни, хочется спросить, какую грань в творческих и личных отношениях нельзя переступать?  

Владимир: - Есть такая знаменитая фраза – «Не несите быт в театр». Для меня это очень правильное утверждение. Театр есть театр, и в нем не должны проглядываться границы личных отношений, все стирается. Вы только партнеры по сцене. А дома уже все по-другому.  

Анастасия: - А вот дома как раз таки все наоборот: разговоры о театре мы можем вести долго (улыбается). 

Владимир: - Вообще, для нас обоих театр имеет большое значение. У нас к нему действительно любовь, и я, если честно, даже не представляю, где бы мы были, если бы не театр.
 
 
Сайзана Донгак, "ТВ-программа" от 31.03.2016

В ближайшее время спектакль не состоится, следите за афишей.